Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

Пушкин, фантастика, ионы в трубке и медведь в поднебесье

Так как из-за ремонта у компьютера я бываю урывками, то текста будет сразу много. Продолжаю выписывать из своих детских дневников

.....

В школе до 8 класса у меня друзей не было, в классе имеется в виду. Люська училась на класс старше, любила я в основном книги, театр и походы, – ну и стихи конечно. Но стихи как: мне нравилась в них музыка, звучание, гармония – больше, чем сюжет. Ну какое мне было дело в 6 классе до дядюшки Онегина и всей онегинской никчёмной жизни? Но вот это… «…родился на брегах Невы, где, может быть, родились вы, или блистали, мой читатель…» – оно завораживало мой слух от первой до последней строчки, недаром я в том же шестом запомнила всю первую главу «Онегина» – не уча, а просто читая и погружаясь в эту волну. Это был язык, с которым меня связывало всё: и детство, и все голоса и деревья, и «мороз и солнце», и покой, и молчание. Пушкин был растворён в воздухе, он уже был внутри изначально – и не нужны были вопросы «люблю – не люблю», – это было просто твоё, и всё.

В 8 классе к нам пришла новенькая, Наташка О., мы с ней подружились на почве фантастики: покуда мы шли вместе из школы, всю часть дороги до её дома я рассказывала ей А.Беляева. Особенно я любила «Ариэль», и пересказывала ей сюжет про летающего мальчика с чувством и в красках. Наташка слушала, удивлялась и охала, а на следующий день я ей рассказывала продолжение. Училась она не очень, а мои школьные познания ограничивались литературой и немного историей. Пушкина я ей тоже читала, что знала наизусть, но сосредотачивали своё внимание мы в основном на Беляеве.
Была у меня ещё подружка Танька из параллельного, с ней мы ходили в школу в гитарный кружок. С Люськой – в студию. С Наташкой – из школы.
Как-то стоим на перемене, домываем батареи – только что закончился урок труда, на котором нам дали поручение трудиться на всеобщее благо. К нам подошли две прикольные девчонки и начали поддерживать наш упавший трудовой энтузиазм – пролетариат был голоден и хотел пирожков, а тут эти батареи. Девчонки начали рассказывать что-то смешное – это были Светка В. и Наташка К, подруги моей Наташи О. С тех пор мы подружились (забегая вперёд, скажу, что Н.О. после 8-ого уйдёт, а вот с Н. и С. у меня останется многолетняя дружба).

И вот мы заканчиваем 8-ой, Наташку О. в девятый не берут – с Наташкой и Светкой мы идём к директору школы просить за неё. Он не соглашается, но мы обещаем заниматься с ней всё лето и подтянуть её знания. «Ладно, попробуйте». – говорит он.
Выдержки из записей в дневнике:
…«Поздно, ложусь спать. Завтра с Наташкой О. едем к директору 68 школы отчество Филимонович, имени не знаем. Будем хлопотать насчёт 9 кл.»…
…«Ну вот, дохлопотались. Никуда Наташку не берут, но пока мы ездили, вернулись её родители и полдня не могли попасть домой, стояли перед дверью, потому что мы с Наташкой встретили помидоры на ул. Красной Армии и пять часов стояли в очереди за помидорами»….
…«На ДР к Люське приходили ребята из студии, попросили спеть и записали меня на магнитофон – впечатление от своего голоса ужасное»….
….«Ну вот и всё, 8 класс позади…. Меня записали в 9 «а», я не хочу, у меня в «б» Танька, Светка и Наташка. Лариса, классная «а», не хочет меня отдавать, бьюсь, чтобы перевели в «б»»….
«При содействии Галины Александровны и директора меня перевели в «б», ура!»…
….«Была на перекличке, вернулась в подавленном настроении – все чужие, стало одиноко и тяжко. Зоя, наша новая классная, тут же поручила мне готовить доклад…»
«Да здравствуют генеральные уборки! Мы всем классом убирались и протирали плафоны, было весело, настроение у меня поднялось – весёлый у нас класс собрался. Потом поехали с Танькой в Дом Учителя записываться на гитару (в школе кружка больше не будет). А там надо платить 3 рубля в месяц. Дома у нас кризис, денег нет, поэтому ходить туда не буду.
Потом встретили Светку В. и обеих Наташек, Наташку О. взяли в 9 кл. во 2-ую школу – и на радостях мы шли по улице и орали песни.
Затем я сагитировала пойти всех к нам во двор («маховне нужно идти в агитаторши», – сказала Котомина). Пришли, я вынесла гитару и мы сели в кусты петь. К нам подошли наши дворовые парни и попросили меня спеть «Америку», «Звёздочку» и «Пиратов». Я спела, а Наташка О. сказала, что её мама встретила маму Св. Гузеевой, и эта мама её маме сказала, что я сильно повзрослела. «Это с чего это?» – спросила я. «Ну, я думаю, что она имела в виду, что рожа у тебя из глупой выросла в умную». – сказала Муся. Ох мы и ржали»….
Про сестру: «Ирка поехала покупать себе туфли, а купила мне хиповую рубашку! Ну ваще! Я в потрясе».

…Запись о друзьях, о чём они горюют. Дальше:
«Вот если бы у меня была волшебная палочка с тремя желаниями, то первое (самое сильное) я бы потратила на то, чтобы у моих друзей было всё прекрасно. Второе – чтобы люди исправились, плохие стали хорошими, чтобы не было войн и преступности – на коммунизм, в общем. Ну а третье… на себя, видимо, если не придётся отдать его ещё более несчастному… Я всё-таки не несчастный человек, я думаю. Но наверняка и при коммунизме будут несчастные люди, счастье, это же не то, что вокруг тебя всё прекрасно, это же то, что внутри у тебя происходит»….

«Сегодня меня весь день спрашивали. Сначала на физике. Мякишев плохо подсказывал, наплела у доски непонятного про электрический ток в вакууме. Я даже представить себе этого не могу, ток этот, да ещё и в вакууме…
– …Если через трубку пропустить ток, то она разделится на положительные и отрицательные ионы…
– А трубка-то в чём виновата? – спрашивает физичка.
– Да ничем, она просто разделится.
– И?.. дальше что?..
– Да ничего хорошего…
– Вот именно, что ничего хорошего. – соглашается Маргва. – Садись.
Пару, наверное, вляпала.
Потом химия. Химоза назвала меня «кумиром задних парт». А я вообще молчала, не знаю, чего они все сегодня.
Потом спросили по алгебре – алгебру я знала примерно так же, как про ионы в трубке. И только физ-ра меня утешила: хоть я и получила выговор, что не принесла кеды, но зато получила 5 за игру в волейбол.
После уроков меня, как редколлегию, оставили сочинять плакаты про Вьетнам. Завуч О.Ш. сказала, чтобы я написала стихи протеста в стиле Маяковского. Светка с Наташкой (они тоже в редколлегии), придумали первые две строчки, дальше пришлось додумывать мне:

Я волком бы выгрыз гегемонизм,
Китайцам прощения нету!
За место под солнцем! Вперёд, маоизм! –
Кричат, расползаясь по свету
Китайцы – их много! – товарищ, не бойсь!
Нас тоже с тобою немало!
Но каждый из нас крепче даже, чем гвоздь,
И каждый из нас из металла!

Завуч Ш. моего «в голосе звучания металла» не поняла, и пришлось сочинять другой:

Летел медведь по поднебесью.
В болоте пели соловьи.
Китай развёл свою агрессию.
Мы ж делу Ленина верны!

Ш. сказала, что это уже частушки. Я ответила, что это всё, на что я способна, и смылась наконец-то домой».


Tags: детство, жизнь, школа
Subscribe

  • Мэри идёт по саду

    (сегодня мне прислали не только картинку на "Мэри", но и песню) * * * Яблоко тихо падает, катится по траве, Мэри идёт по саду, Мэри…

  • время перемен

    Ждёшь перемен, но снова – ничего, и жизнь вокруг не делается легче. Сезонный грипп сменился чем-то вечным, почти не проходящим круглый год, но…

  • письмо брату

    Сегодня ночь темней и месяц ближе, Смотрю на мир сквозь синее стекло, Мой милый брат, ты ничего не пишешь, Волнуюсь, двадцать пятое число, Конец…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments