Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

Бенефест (Фестиваль-Бенефис) – 2019

Дивная ночь и пирожное

Матрас лежал чуть под наклоном – не специально, так случилось. Поэтому ночью я скатилась к Чикиной, та встретилась носом со стенкой палатки и недовольно во сне забурчала.
«Замёрзла, наверное». – подумала заботливая я сквозь зыбкий утренний сон и прикрыла её сверху спальником.
Это я потом поняла, что ей было совсем не холодно. И пыталась отползать, но скатывалась опять…
Утром спрашиваю: – Ну как спалось?..
– Не будем вспоминать. – полуоткрыв глаза коротко буркнула Чикина и поползла на выход.
– Я спала в палатке с Маховой! – сказала она громко. – Это был АД.
– Неправда! – возмутилась я. – Я принесла тебе спальник!
– А я привезла тебе творожок!
– А я носила за тобой твои концертные ботинки!..
– Махова любит молочку. – строго сказала Чикина всем присутствующим. – Попрошу запомнить.

И тут на столах появилась волшебная каша, да-да, та самая «каша-пирожное», которой Женька Ланцберг однажды покорила наши сердца и желудки. Наступало утро пятницы.



Зачем нужен четверг

Ира Батанина сидела над списками выступающих, сверяла, сдвигала, шла всем навстречу и по пути медленно сходила с ума. Оксана всем светло улыбалась и что-то переставляла в программе и казалось, что трудностей и нет ни в чём – всё как-то склеивалось само. Дождь заводил свои песни, а затем рассеянно уходил в лес, сцены же тем временем работали и народ прибывал…
И по воде, и над водой корабль плыл, не уставая, и жизнь случилась здесь такая, как будто не было другой…

....

Вообще я много лет приезжала на Бенефест днём или утром в пятницу, но никогда в четверг – так получалось. В этот же раз мы договорились с Чикиной, что увидимся именно в четверг – в пятницу ей уже надо было к вечеру уезжать примерно в Воронеж. Она ехала электричкой, я на Маше Кочетковой и Саше Ларине (имеется в виду машина, – спасибо им за то, что подхватили и не бросили  А Серёге Рубашкину, что снял меня с поезда и отвёз на машине к Маше – с годами всё больше осознаёшь, что друзья, это наше всё).
На этом Бенефесте я поняла, что заезжать нужно всё-таки в четверг.
Во-первых, чтобы со всеми обняться и поговорить , очень мало дней, а тут выигрываешь ещё один. Во-вторых, уже в четверг начинаются очень интересные программы и концерты. Ну как бы я могла пропустить программу, посвящённую Лёне Альтшулеру, ушедшему от нас в 2018 году – нет, не могла бы.

Лёня

Романна, Гриша Певзнер и я сказали несколько слов, а потом был фильм, где Лёня пел, как будто бы был сейчас с нами. Да он и был, я думаю… Во время видео Саша Алексеев произносил "текст за кадром": отрывки из статей и переписки с Лёней об авторской песне и авторах – это было очень интересно. Саша Иванов потом сказал мне: «Надо же, я сам не один год думал над этой темой, что касается Дулова – а Леонид взял и так точно всё сформулировал! Мне жаль, что я был не знаком с этим человеком». И ещё Саша сказал важную вещь по поводу начала фильма-концерта – там Лёня не пел слов, а просто озвучивал свою музыкальную тему голосом. И не все поняли, зачем это было нужно и для чего это вставили в фильм. А Иванов понял. Он сказал:
– А вот вы можете на концерте взять, и сделать, как он? Я вот не могу. И другой бы не смог. А он – МОЖЕТ. Это говорит о его абсолютной внутренней свободе. Он необычный человек. Ирина Романовна права – космос.

Купила я ботиночки (с)

А ночью был концерт Чикиной, она себе ботинки со звёздами на Курском вокзале купила, концертные. Надо было показать людям ботинки-то. Ну и собою порадовать заодно. А мы с Наталюшей под Чикину да в таких ботиночках даже немножко сплясали.

Быть счастливым

А вы же знаете, я люблю Бенефест и каждый год пишу большой отчёт, делюсь счастьем. И каждый год счастья много, но на этот раз, мне кажется, были побиты все рекорды по концентрации радости на одном клочке земли (хотя я каждый год так думаю, и на этот раз так же думаю…)
Фестиваль был посвящён семье Ланцбергов: Володе, Романне, Жене, Нюше и Боре.

Вот они все



Ну и можно представить, СКОЛЬКО они собрали вокруг себя друзей. И лично для меня были совершенно неожиданные встречи, и совершенно счастливые.

Дальневосточники – это подарок и мне и всем. Они прекрасны, прекрасен их союз и ансамбль «Ключ», а десятилетняя дочка Олеси Потаповой Ариша просто всех покорила: как чисто, как удивительно артистично и вместе с тем искренне она поёт!..
/ Вообще не принято уходить от общей темы и отвлекаться на частности, но не могу не сказать: Олеся, это тот человек, о котором я думаю часто, и думаю , как можно было бы хоть немного облегчить ей жизнь – но по всем ощущениям это она начинает помогать всем, кого видит – вот вы скажете, что нет таких людей на земле, а они ёлки есть…
Она говорит мне тихонько: – Я недавно встретила ребёнка в доме ребёнка, его надо спасать, мне бы хотелось его забрать… да мне вряд ли дадут в моё общежитие…
У неё их четверо, и только старшая Арина – её собственная. Одна малышка с диагнозом периодически гуляла в рюкзаке за её спиной, дома её ждут ещё два пацана. Олеся одна, в общаге, с не совсем здоровыми детьми, но с песнями и с «ключом» к счастью – и взгляд такой светлый, вы видели её взгляд?.. А вы вообще много видели на свете счастливых людей?.. Посмотрите на Олесю, на эту тоненькую, большеглазую девушку. Есть на Земле люди, которые прилетают к нам для того, чтобы научить нас быть счастливыми. И немного исправить мир. Олеся, я люблю тебя и восхищаюсь тобой, … да и как же мне, уезжая, не хотелось отпускать тебя из своих объятий… /


(Олеся и её дочка Арина)


Олеся с детьми

Про Москву

Встречаюсь на кухне с маленькой Иришкой, дочкой Жени Ланцберг, – привет, – говорю.
– Привет. – отвечает она. – А ты кто? Я тебя не помню.
Я представилась.
– Хорошо. – говорит она. – А ты в Москве живёшь?
Сели за стол к Мише Кинеру и Мише Кукулевичу.
– Нет, говорю, не в Москве.
– А вы были в Москве? – спрашивает Ириша у всех, сидящих рядом.
– Нет! – отвечаем мы хором. – Расскажи нам о Москве, какая она?
– Она такааая… – рассказывает ребёнок. – В ней есть крепость из стекла!
– Ух ты! – радуемся мы. – Из стекла!!..

Разговоры

...А Гриша Певзнер без работы не может, он или на мастерских, или на сцене, или лечит кого-нибудь – вот пойди и поймай его. Но удалось всё-таки и его, и других «немцев» послушать (были Мила и Саша Игошины), и даже ночью с Дрыгиной потрындеть, и даже попросить у доктора Городецкого прописать мне меня (и можно на его жилплощади), и побеседовать с Борей Шухманом о важном, и с Мишей Кинером обо всём и об образовании во Франции и о детях, и он купил для своей внучки мою книжку! – Миша, я нашла в и-нете книгу про деревья, которую ты мне посоветовал, ура.


(Боря и Миша Кинеры, у Миши подмышкой моя книжка)


…Говорим с Сашей Ивановым и Борей Шухманом, стоит ли приближаться к «великим». Саша отзывается со смехом:
– Я однажды приблизился к Щербакову. Сказал ему: «Я давний Ваш поклонник», на что он тут же спросил сосредоточенно: «С какого года?» И я замолчал в замешательстве, потому что не помнил никаких дат. И на этом наше общение было исчерпано.

Берг

А вот, кстати, о классиках – вряд ли кто будет спорить, что Берг (Володя Ланцберг) является классиком авторской песни и тоже велик. Но тут величие иное – то, что простых нет и все мы сложные, это понятно, но важно то, что Володя умел рассмотреть, расслышать каждого, находясь в бесконечном поиске вот этого самого важного: рассмотреть и услышать, и показать другим, и соединить всех со всеми, найти и перенести на свою поляну, в свой круг, в свою стихию – независимо от возраста, вероисповедания и места жительства. Берг был создатель, созидатель, творец – и в его ауру человек погружался практически сразу, и тут же становился со-творцом. О, я о Берге могу говорить долго, но это другая тема. Но этот фестиваль, и вся его семья, и пишущие творцы-скворцы его, и смешные златоглавые внуки – это всё продолжение той жизни, и укрепление её – в которой и надо жить, чтобы выжить.

«Откуда я взялся»

Коля и Сеня Якимовы были в этот раз без Жени, но совершенно чУдно спели песенку на мой стишок «Откуда я взялся?» («На берегу моря»). Это было трогательно до слёз, потом они повторяли её по просьбе Нюши – Роберт как раз качал их с Нюшей «золотого львёнка» на руках. Спасибо вам, Женя, Коля и Сеня за свет, за тепло, за точные ноты, угаданные вами.


(Коля и Сеня Якимовы поют свой "семейный гимн", как они говорят --
песенку "Откуда я взялся?")


Трам-там, ту-руру

Женя Слабиков, после выступления Коли и Сени, улыбаясь и глядя куда-то в облака, протягивает:
– Хорошая песня… А я вот на тебя всё собираюсь написать, но никак не соберусь, потому что очень ленив…
И вдруг, прислушиваясь к себе:
– Впрочем, нет.. Там-там, туру-ру… Вот так там будет, ступеньками. – объясняет он мне, напевая. – Туру-ру, там-там-там. Пойду-ка я на диктофон запишу, а то забуду. Считай, что написал я на тебя уже.

(о как же вы прекрасны, мои друзья-сказочники  )
…..

Разговариваем с Плотовым.
– Ветреный ты, Сергей. – резюмирую я, строго так. – Нужно работать над собой.
– Надо мной Время работает. – серьёзно отвечает Плотов, допивая чай.

Всё идёт по плану

Время над Плотовым работало вне расписаний, а вот обе сцены на поляне как раз наоборот: почти чётко и почти по расписанию, с простительными задержками: придерживаться расписания концертов, это есть уважение и к выступающим, и к зрителю – слава Богу, второй год всё идёт почти без накладок, спасибо Ире, Оксане и Маше (Азия +) На Азии в этот раз ночью Коля осуществил (если я его правильно поняла) задумку Серёжи Труханова с импровизационным музыкально-поэтическим батлом, или как это у них называлось – тут все выступающие порадовали, их было порядка 10 человек. Подхватывая тему друг у друга, они пели или читали отрывки из своих песен или стихотворений, по-очереди появляясь на сцене – это было весело и динамично. Так Лёха Бардин пересёкся с Гришей Певзнером, а Гриша с Колей, а Коля с Плотовым, а Плотов с Бахтиным, а Бахтин с Коломенским, а Коломенский с Волчкевичем и так далее… И спасибо звукооператорам обеих сцен – звук в этом году радовал своим постоянством.

Встречи

Самые неожиданные, кроме дальневосточников, это, конечно, Михаил Карпачёв, прилетевший в подмосковные леса из Иерусалима – он вообще был для меня много лет просто легендой «не отсюда», – а песни у него действительно здоровские, и сам он живой и не заматеревший. И неожиданным было появление на поляне Андрюши Скуратовича, которого я не видела лет 10 – спасибо ему, что решился приехать, и ребятам, которые помогли его из Минска привезти. А так же неожиданно упавшая из Израиля Ленка Лавитман, и ещё Михаил Кинер из Франции и Толя Литманович из Канады (и оба они увезли мои книжки). Вот. И ещё на Азии я встретилась с Юрой Бахтиным из Нью-Йорка, у которого есть песни на мои стихи, и он мне с ними подарил диск.

А ещё мне свои книжки подарили Миша Сипер (Израиль), Дима Коломенский (С-Петербург), Марина Дреганова (Харьков) и Танюша Дрыгина – обещаю, что всех прочитаю, я вообще люблю читать. И так же у меня теперь есть диски от Юры Бахтина, Нади Сосновской, ансамбля «Красотки» и «Рояль по кругу» от «Первого круга». Всех обязательно послушаю, я люблю слушать.
И ночью ещё чУдные мультфильмы были, их привезла Ира Литманович, божественный художник. И ещё альбом «22 троллейбус и другие этюды»» посмотрела и подержала в руках, о котором только читала в и-нете.


(подписываю книжку Толе Литмановичу)

А на поляне Азии ко мне подошла маленькая девочка с мамой, и девочка подарила мне шишку: «Это Вам за Карямбу» (имеется в виду мой стишок из детской книжки). Шишку я привезла с собой, вот такой у меня есть подарок.

…Но как же жаль, что так коротко всё и мало… Ну вот не ближний же путь завернуть и где-нибудь посидеть с Мишей Кукулевичем, послушать его песни и поговорить о разном… (кстати, к разговору о «великих» – Миша вспомнил, как он когда-то давно познакомился и встретился с Берестовым на полчаса, спел ему одну песню, ещё – и встреча продолжалась ДВЕНАДЦАТЬ часов – Берестов не отпускал Мишу и просил петь – он искренне интересовался чужим творчеством и внимательно слушал поэтов – похоже ведёт себя и Дмитрий Сухарев (как-то раз в ЦАПе была сильно удивлена, встретив его на своём концерте – а он не только всё выслушал, но ещё и книжку мне свою подарил). Среди поэтов и бардов, особенно сильно пожилых, это встречается довольно редко – имеется в виду интерес к кому-то, кроме себя.


(слушаем кого-то с Мишей Кукулевичем)

Молодцы и огурцы

Надя Сосновская с утра ушла за грибами, она молодец и огурец: и песен попела, и людей повидала, и для дома еду добыла. Приходит к обеду, раздаёт нам огурцы.
– О, да ты ещё и урожай где-то сняла! – радуюсь я. – Ушла за грибами, пришла с огурцами, волшебница!
– Да ещё и засолила их по дороге! – радуются барды.
А огурцы действительно были малосольные, а грибы откуда-то взялись на ужин, потому что время-то грибное, дождливое – и вот она, польза от дождей.

Дожить до ста

Лагерь ещё спит, 8 утра. Перед своей палаткой повернувшись к Мекке (ну я думаю, что именно к ней) делает Цигун дедушка Ленин (зачёркнуто) дедушка авторской песни Валентин Вихорев. Загляденье.
Говорю сонным бардам за завтраком:
– Хотите дожить до ста, берите пример с Вихорева: цигун, стакан горячей воды и минимум общения. Сделал зарядку, выпил воды, скрылся в палатке – и здоров. Пожалуй, буду брать с него пример.
– И когда начнёшь? – сочувственно спрашивает Ира Чечет.
– Уже начала. – говорю я. – Пойду выпью.
– А цигун? – настаивает Ира.
– Пока ограничусь горячей водой. – вздыхаю я. – С цигуном, меккой и минимумом общения с вами тут сложно….

Концерт в четверг

В четверг все пели по одной песне, Кинеры спели то, что я в душе заказала – «был-был да уехал», я эту песню услышала лет 20 с чем-то назад на Груше, запомнила и периодически к ней возвращалась внутри – так с ней и жила. И тут – вот.
У самой у меня не было гитары (её только в пятницу привезли) и Маши (она со своим альтом и пёсей Гришей тоже только в пятницу добралась).
– Прочитаю стих тогда. – говорю я Чикиной.
– Нет, уж лучше станцуй! – настаивает Чикина.
Пришлось станцевать под детский свой стишок. Было весело.

И тут ко мне подскочил детский поэт из Уфы Николай Грахов – искал своих. «Вы, – говорит, – стихи детские пишите? А давайте с вами стихи друг другу читать! Детские!» И прочитал сразу. Было весело.

Находки дня

Вроде немало я выступлений послушала, но вообще-то мало и далеко не всё. В «находках дня» по результатам мастерских выступила Марина Москалёва, поэт из Иванова, и довольно удачно. Ну и Капгера среди прочих конкурсантов наконец-то «нашли» – эта буря тоже вырвалась из кустов на сцену. Но вообще он, как образцово-показательный бард, помогал на кухне и чистил картошку, и воду носил вместе с Сашей Игошиным … Вот надо было Саше приехать из Дюссельдорфа, чтобы салатов наметать для поляны, покуда жена репетирует. Такие люди, такие люди…

Я в лесу, я радуюсь…

Сижу за столом, обедаю, и вдруг звонок телефонный, звонит наша завуч:
– Мария Юрьевна! – торжественно говорит мне она. – Принимайте книги, вам для ваших воспитанников книги привезли!
Борщ у меня в горле застрял и ложка из рук выпала.
– Я не могу сейчас ничего принять, я в лесу… – слабым голосом отвечаю я. – Я в отпуске, я обедаю…
– Ну тогда хоть порадуйтесь! – бодро говорит мне мой замечательный завуч.
– Я радуюсь!.. – отвечаю я в полном ощущении, что разговариваю с Альфа-Центаврой. Потому что в отпуске я о работе не думаю от слова вообще. Но действительно была рада.

Спасибо всем, мои дорогие

Отдельное спасибо нашей кухне, девочкам, кто готовил еду и кто помогал и дежурил – спасибо Женька, спасибо Алиса, спасибо всем! Спасибо ведущим сцен Ире Батаниной, Оксане Васильевой и Маше Штох, звукооператорам Славе Калике (Азия +) и Лёвке Кузнецову с Александром Солоповым (Главная сцена), спасибо Боре Ашкинадзе, Романне и всем организаторам фестиваля за слаженную работу и чёткость во всём, за спасение замерзающих, утопающих, недоедающих и переевших. И всей Детской Поющей Республике, и доктору Виктории Кушковой, что всегда рядом – когда она с нами, то как-то ничего не страшно. Спасибо Романне, Жене, Нюше и Боре за их таланты, за песни, за фильм, за программы и за их удивительный дар любить. Спасибо Саше Алексееву и Лёше Осокину за память и фильм о Лёне Альтшулере. Спасибо Серёже Тимофееву за программу по песням Сергея Труханова, спасибо Ире, Игорю и всему Гипериону за их работу и их программы, спасибо Плотову за Анну Каренину (мы плакали) и всё остальное. И я очень рада была повидаться… Нет. Начала было перечислять всех друзей, с кем я рада была повидаться и обняться на фестивале и все концерты, и всех, кому кричала «браво!», – но поняла, что не закончу этот пост до завтра. Поэтому просто скажу СПАСИБО сразу всем, ведь с большинством из вас я могу встретиться только здесь, раз в году. Но все вы живёте в моём сердце, всех люблю и жду каждый год встречи с вами.

(фото взяты со страниц друзей)


на концерте


Романна и Гриша Певзнер


Михаил Кинер, Борис Кинер


Маша Федотова дала мне собаку Гришу подержать, а сама отошла.
Гриша тут же понёсся под обеденный стол, сорвав меня с места



с Борей Ашкинадзе и подушкой от Маши Кочетковой


в выездном Гиперионе, подписываю книжки Романне Ланцберг


с Борей Ашкинадзе


утро туманное... или вечер





Tags: Бенефест, друзья, жизнь, фестиваль
Subscribe

  • день смеха

    Мы были, наверное, единственной школой в городе, где с размахом отмечали 1 апреля, День смеха. В нашей ивановской 66-й, благодаря стараниям шебутного…

  • действие Бога в человеке

    9 февраля – 140 лет со дня смерти Фёдора Михайловича. Главным поворотом судьбы и творчества Достоевского стала, по всей видимости, каторга,…

  • обязательно посади дерево, даже если завтра конец света

    "Мне много лет, и я думаю, конечно, о том, что скоро придётся уйти. Мы приходим из тайны и возвращаемся в тайну. Страшно ли мне? Не знаю. Нет, я…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment