Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

дети войны

Готовим сейчас на работе книгу воспоминаний детей войны нашего города и области. Я литературным редактором в этом процессе. Интересная книжка получается – ивановцы, пораспрашивайте своих дедушек и бабушек, наверняка ведь все про войну помнят. И мне пришлите.
Некоторые воспоминания – ну просто кино. Вот, дам в сокращённом варианте рассказ дедушки из военного госпиталя Сергея Михайловича.


«Было пять лет мне, когда война началась, жили мы семьёй на Псковщине, в деревне. Отец в это время только «финскую» прошёл, а в 41-м ушёл на Отечественную и попал к немцам в плен. Но из плена каким-то чудом сбежал, вернулся домой – и тут как раз нашу деревню заняли немцы, и стали мы жить под немцами.

Однажды лошадь разбила мне копытом голову, и отец в этот день не вышел на работу. За невыход отца отправили в Заполянский лагерь смерти... А меня привезли в больницу, привязали к лавке, вату в рану напихали и зашили. И через неделю началось у меня страшное воспаление и я видеть перестал… И тогда наши деревенские посоветовали бабушке обратиться в Порховский госпиталь немцев: там работали хорошие медики, только надо было собрать им короб продуктов: масло, молоко, хлеб… Мы собрали, привезли… Хирург чем-то помочил, подождал, промыл – и никакой боли! Бинтовать не стал: положил лейкопластырь и позвал нас на осмотр через 4 дня… Зрение ко мне вскоре вернулось...

В начале 1942 года отец опять бежал из лагеря и ночью домой пришёл… А утром немцы всех выстроили на поверку и дали три часа на сборы, а затем погнали всех на вокзал и отправили в Латвию…
Всем нацепили номера, у меня был 227, у отца 226, а какой был у мамы, я не помню. Так и прожили весь 42-ой, до весны, оттуда я помню только холод, лёд и ветер..
А в один из дней приходит команда – взять три смены белья и больше ничего… И обратно по этапу погнали нас – сначала на вокзал, а потом снова поезд… И привезли нас в город Дрезден, прямо в саму Германию…

Вышли мы из вагона, под команду построились, а «бауэры», хозяева, значит, стали выбирать себе батраков. Нас, конечно, выбрали, семья была крепкая: отец, мать и мы с братом.
Голодно было – кусок хлеба и половник бурды причитался нам на день… Мама чистила канавы, отец работал в поле, пастбища были огромные у наших хозяев…

Хозяйка наша нас тихо ненавидела – у неё сын на восточном фронте без вести пропал. «Руссишшвайн!..» закричала она на меня как-то, и ударила чем-то по плечу, и плечо мне сломала – я так орал!.. Отец услышал и примчался с поля прямо с вилами, да и этими вилами дал ей по заднице, да ещё и напугал её сильно. Она как закричит!.. И забрали моего отца в лагерь в третий раз…

Вот тогда хозяйка нам и выдала всю свою злобу на сто процентов. Во дворе здоровенном пух летает от кур, гусей и индюков: а вот лови-ка ты пух этот! А она на балконе стоит и наблюдает, сколько мы пуха поймаем… А другой раз солнце печет, жарища.. А она даёт ножик да по ведру каждому, а двор булыжником выложен – вот землю из-под булыжников мы и выковыривали.. А солнце так пекло, жуть… Пока плохо не станет, обязан ковыряться… и это помимо основной работы – сопровождать бидоны с молоком на молокозавод…

Когда нас освободили англичане, отец мой вернулся – а я так и понял, что он опять из лагеря бежал. Как сейчас помню – пришёл грязный, разорванный… Хозяева сбежали, и отец взял костюм сына хозяйки, а мама одно платье взяла, да и нас немного приодели. А потом нас посадили на тракторные тележки, прицепили – и начался наш путь возвращения на Родину…
У отца откуда-то винтовка взялась, так он всю дорогу в воздух стрелял, радовался освобождению. А когда патроны кончились, винтовку он выбросил под гусеницы трактора. А везли нас к русским в Дрезден. Конечно, взрослых пленных всех проверяли, но отец рассказал всё, как было, и был оправдан, и служил до 1947 года в Бобруйске.

Дома тоже было тяжело. Приехали домой, а дома нет – деревня-то сгорела…Дедушка с бабушкой жили в землянке, а нам-то места и нет. Пришлось нам всем вчетвером по деревне идти и просить милостыню…. ( пауза.. плачет долго)… Старый я стал, вспоминать тяжело… Когда иногда в Юрьевце рассказываю друзьям своим, они даже и не верят… Такого, говорят, быть не может...»

(дедушка из г. Юрьевец Ивановской обл.)



Tags: история, книга, люди
Subscribe

  • - - - -

    Я много читала про сталинские годы. Но про пытки вместе с матерями детей... впервые... Кто там мечтает о "сильной руке"?.. Почитайте.…

  • так и пережить

    Сергей Волков, учитель, г. Москва "В древности, чтобы человек мог считаться взрослым, он проходил довольно жестокий обряд инициации. Физические и…

  • Дети на острове (реальная история)

    Мне продолжают поступать комменты о том, что Голдинг в своём романе «Повелитель мух» неверно представил ситуацию с детьми на необитаемом…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment