Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Category:

поэты нашего города

Раз сегодня день поэзии -- опубликую отрывки из архивов, о поэтах нашего города
.................

Поэт – бунтарь

Поэта Ч. в прессе называют поэтом-пикетчиком и поэтом-бунтарём. И против чего он только не бунтовал!..

- Он устраивал пикет против профсоюзов около здания профсоюзов, читая обличительные стихи.

- Он пикетировал здание гор. думы и забрасывал выходящих депутатов копейками.

- На территории центрального рынка он читал стихи в поддержку Южной Осетии и Абхазии в рупор и собирал подписи в их поддержку, но был изгнан с территории рынка, так как мешал торговле и передвижению.

- Он пикетировал правительство, пытаясь донести до него с помощью плакатов, что необходимо новогодние каникулы перенести на весну.

- В День Рождения Пушкина он ходил по дворам близ ул.Пушкина и читал бабушкам лирические стихи собственного сочинения, одаривая их своими сборниками. А затем у камня Пушкина (есть у нас в городе такой камень) он устроил митинг против отмены обязательного экзамена по литературе.

- Он всегда берёт у правительства разрешение на проведение митинга или пикета.
- В пикетах он стоит один.
- Он является членом нашего СП.

Вадик-подводник

Стихи Вадик сочиняет так: заныривает с трубкой в ванну и там складывает их в голове. Там же он пытается их записать специальной ручкой. Или выныривает и записывает.
Это наш поэт-амфибия. У него очень много подводных стихов, но он их мало кому показывает. Возможно, читать их можно только рыбам.



Поэт-самурай С.

Как-то раз заходит к нему поэт Игорь Ж, чтобы денег занять и видит, что стоит поэт-самурай С. в подъезде рядом с мусорным баком и нож как-то неловко к себе прилаживает.
– Стооой! – закричал поэт Ж. – Ты мне сначала на водку денег дай, а потом самоликвидируйся!..
– Нет уж, – засопротивлялся поэт-самурай С., – Я вреден и жесток! Я вот щас умру на твоих глазах и не дам тебе на водку!
Но поэт Ж. сильный вообще-то. Схватил самурая и поэта С, нож у него отобрал и в дом затащил. За спасение жизни поэту Ж. полагалась премия, посему на водку он получил.

Где взять три миллиона

Ночь. Звонок. В темноте нащупываю трубку и кладу её под ухо. Мыслей ещё никаких. «Алё?..»
- Маш-ша… - слышу я на той стороне провода дребезжащий голос поэта Игоря Жукова. – Мы тут с Александром Сокуровым придумали грандиозный проект… Он играет на саксе….я читаю стихи….
Смотрю на часы. Пять минут четвёртого. Самое время…
- Всё равно не приеду, - отвечаю я сиплым голосом.
- А ты не подскажешь нам, где можно взять три миллиона рублей?.. – не унимается поэт. – Мы бы потом их отработали и вернули…
- Не у меня, - отвечаю я хмуро.
- Ну ты подумай, - настаивает Жуков.
- Я подумаю.
- И нам позвони.
- Всё?..
- (Жуков, по-доброму) Спокойной ночи, Маш-ша…

Ваня-деревенщик

Было время, когда мы за какую-то денежку выступали во дворах на агит. площадках, чаще всего перед выборами – сначала депутат что-нибудь расскажет, а потом "дискотека" – ну то есть мы, молодые, так сказать, поэты.
И вот как-то послали нас с поэтом Ваней Ч. искусство в массы нести.
Ванька был поэт «от сохи», писал про деревенскую жизнь и трактористов, но читал свои произведения так экспрессивно, что его и на соседней улице слышно было.
Слушатели на этих самых площадках состояли в основном из мамаш с колясками и 6 -7 старушек.
И вот я что-то спела лирическое, бабушки блаженно задремали, дети тут же все уснули, да и солнышко припекало весьма дружелюбно.
И тут вышел Ваня, да как закричит про сломанный трактор в поле, аж подпрыгнули все… И... «заплакали сеньоры... и дети на руках…» от такой неожиданности…
А одна старушка, встрепенувшись и малость ошалев, вдруг в паузу между стихами обратилась к поэту:
- Сынок, ты чего кричишь-то так?.. Ты бы нам лучше спел…

Записка

Прихожу с работы. Дети (небольшие ещё):
- Тебе Непомнящий звонил!
- Что передал?
Дети показывают пальцем на стену. На обоях между кухней и прихожей (там было разрешено рисовать и писать) фломастером аккуратно выведено:
«Мамка разбуди меня завтра в 8-мь по телефону (номер телефона)... Иначе опоздаю» ....

Продать червячка

Иногда наши поэты устраивали акции.
Как-то раз была акция у цирка на Дне города, на ней поэты продавали червячков. Червячки были собраны в одну коробочку и продавались по одному. У каждого червяка было имя и каждого рекламировали отдельно. Червячковые самочки продавались почему-то дороже. Как поэты отличали самцов от самочек, неизвестно, но, тем не менее, раскупили их достаточно быстро. Одного червячка купил известный в городе художник Олег Птицын,чем наши поэты были весьма горды.

Владыка мира ТРУ

В центре города на одном из домов много лет висел огромный лозунг с выпуклыми буквами «Владыка мира – труд!» Последняя буква у лозунга отвалилась и на День Города наши поэты решили устроить в честь этого акцию под названием «Владыка мира – ТРУ!»
Говорящим тотемом и символом некого ТРУ стал журналист Фоззи.
Собрание адептов Владыки Мира Тру проходило рядом со зданием с этим самым плакатом. Фоззи-Тру держал вдохновенную речь приблизительно такого содержания:
– И вот наступил тот час, когда Я пришёл к вам, дабы расковать вселенского волка Волькавву!.. Но я не буду этого делать! Я Тру, я рождён Тру и умру как Тру, в моих руках шар и молот (у него действительно в одной руке был шар, а в другой молоток). – Вступайте в ряды моих адептов, – ревел Фоззи, – потому что я и есть Владыка Мира, и вы узнаете, что такое блаженство!.. Я иду сюда – и не сюда, туда – и не туда, я есмь Тру, я есмь хаос!..
Адепты воздевали руки к небу и всячески Тру восхваляли.

Но самое интересное было в конце, когда по завершению акции начал подходить ничего не знающий о Тру народ и расспрашивать, куда надо записываться и что им за это будет. Фоззи на полном серьёзе нёс полную ахинею, перемежая её для пущей солидности латинскими выражениями и своими речами и поведением всячески пытался убедить простых граждан в абсолютной своей невменяемости. Отстали граждане от него только после того, как он попросил их поцеловать шар и молоток в честь признания его главным Тру Вселенной.

Это были свободные для креатива годы, Ян Бруштейн в те времена организовал свою телекомпанию, куда подтянул молодых талантливых журналистов -- работали у него и поэт Витя Ломосков, и художник Лёша Машкевич, и много кто ещё. Ян снимал эту акцию вместе с начинающим московским журналистом Иваном Цыбиным для передачи "Иваново глазами москвича".

Шоу с открытками

Однажды наши поэты справляли у кого-то на дому праздник. На третий день деньги и «праздничная вода» у них закончились и нужно было что-то делать. Тогда поэты нашли старые открытки советского периода, где на одной стороне была иллюстрация какого-нибудь революционного символа, а на другой – песня. Они вышли на площадь Революции, положили на землю шляпу и начали петь революционные песни, держа открытки лицом к народу.
– Ах тачанка, растачанка!... – пели поэты измученным и похмельным хором, стараясь быть бодрыми и весёлыми…
На этот «отжиг» собрались сочувствующие старушки и начали поэтам подпевать и хлопать. Набрав нужное количество денег, поэты свернули своё шоу и радостно отбыли в знакомом направлении, дабы продолжить праздник.

................

А ещё у нас в городе есть музей художника Пророкова и там раз в месяц мы устраивали вечера «В ожидании Пророкова». Мы были молоды, бедны и всегда влюблены. Там мы читали друг другу стихи, пели песни и отмечали дни рождения.

Tags: иваново, история, поэты
Subscribe

  • про чудеса

    пишет Евгений Ройзман: "Сижу на приёме, заходит девчонка, Катя зовут, а с ней сынок маленький, Егор. Светлый такой, весёлый, ему всё…

  • То, чего мы не знаем, продолжает влиять на нас

    Этот текст написал Владимир Яковлев – сын Егора Яковлева, редактора «Московских новостей» в годы перестройки. Сейчас он живёт в…

  • Чулпан Хаматова

    За последние годы резко увеличился отток наших граждан в другие страны. Уезжают учёные, уезжает молодёжь, уезжает творческая интеллигенция... На…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment