Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

«В облаках живёт севрюга» или Баллада о ремонте

«Кали-юга – выйди за пределы круга,
Кали-юга – у попа была подруга,
Кали-юга – содрогнулась вся округа,
Кали-юга – в облаках живет севрюга…»
БГ «Масала Доса»



В мире столько всего происходит, да и не мирного в том числе, а в моём небольшом мире по сантиметру происходит всё тот же ремонт, начатый весной прошлого года.
Выбирая из того, кто из нас первым закончится – я или ремонт – я выбрала второе...

Всё началось, кажется, с батарей... или с труб, которые накрылись и нужно было их срочно менять. Затем мой дом посетила Кали-юга и убедила в необходимости ремонта всего остального (кухни, ванной и прихожей), причём «прямщас» (в чём была, безусловно, права), – но, начав всё это, она внезапно в середине лета исчезла, оставив меня со всем этим недоделанным без права переписки.
Я сначала ничего не поняла и ждала. Мне говорили «приедем в среду», но не говорили, в какую. Знаете, сколько сред в году? 52 и ещё один день. Три среды как с яблонь дым, на четвёртую до меня дошло, что на этом – всё. Никто никуда не приедет. Да и телефон мой заблокировали.

Имена виновников мелкого апокалипсиса называть не буду, потому как не желаю им ни зла, ни суда – Бог им судья, да и много нас связывало в прошлом хорошего. Но имена героев скажу, куда без героев-то, жизнь без героев однообразна.

…И вот так встала я посреди пустого, но обклеенного коридора, без мебели на кухне (но с плитой и колонкой), без окна, но с новым потолком… В комнате полный завал: холодильник, микроволновка, доски, какая-то фанера, трубы, одежда из прихожей, коробки и ящики, посуда и прочий быт. Но спасибо хоть сделана была самая грязная работа: полы, потолки и стены. Стою такая, чешу репу…

И тут приходит мне на память, что однажды, будучи в гостях у друга моих друзей синоптика и поэта Петровского и разглядывая его налаженный быт в самостоятельном деревянном доме, я спросила его, нешто сам он вколотил все эти гвозди? «Обижаешь», – ответил Петровский. И вот вспомнила я эти гвозди и моя рука как-то сама потянулась к телефону и набрала его номер…
Через 15 минут Петровский уже молча ходил туда-сюда по коридору и кухне, прикидывая фронт работ. Иногда из него вырывались нецензурные эпитеты. Затем он сделал краткое заключение: «Маша, я глубоко извиняюсь, но это п…з».
– С чего начнём? – бодро поддержала его я.
– Думаю, что с горшка. – ответил он. – Сейчас позвоню Коле. Потому что я не сантехник, унитазы ставить не умею. Плитку я тебе доложу... Крючки, гвозди, шпингалеты, полки, поклейка и всё такое – это я могу. Дрель, молоток, саморезы. Но сантехника, электричество, провода и вода – это не ко мне…

В итоге замечательный Николай поставил в туалете унитаз, а другой друг Петровского, огромный, умелый и не менее замечательный Юрий – укрепил ванну в ванной комнате (она оказалась не закреплена и мыться в ней было опасно), поменял краны (те, которые поставила Кали-юга, пропускали очень маленький напор воды и мыться было невозможно), и отодрал какую-то хрень, которой ремонтники закрыли все подходы к ванной так, что под неё и не подлезть, случись что.

Потом я вспомнила про свою бывшую коллегу, которая ушла в частное преподавание и её умелого мужа, который вроде бы делал мебель для кухонь, и позвонила им. Коллега обрадовалась и попросила мою книжку, потому что ту, которую я ей когда-то подарила, у неё на работе «увели».
– Присылай мужа, – отвечаю. – Я тебе книжку, а ты мне мужа на неопределённый срок.
На том и порешили.
И сделал он мне красивую кухню – долго это было, но мы с ним всё выбрали и придумали, чтоб хорошо и не сильно дорого.
Для окон пришлось вызывать специальных людей – отнеслись ответственно.
Стены ванной и кухни были уже сделаны, а вот с туалетом завис вопрос: что бы такого придумать недорогого и не скучного?.. Ну я подумала-подумала, и позвала к себе Ксюху Новикову, художницу двух своих книжек. Вдохновенную и талантливую.

А, нет: сначала мы с Петровским пытались стены расчертить линиями, чтобы сделать такой заход типа «здесь был Малевич». Расчертили и задумались. И решили испросить у художника совета. Вот таким образом в моём туалете появилась Ксюша.
– Что ты от меня хочешь? – спросила Ксюша весело.
– Чтобы не скучно было! – ответила я.
– Ммм?
– Город! Весёлый город! – воскликнула я. – Домики!..
И Ксюша разрисовала стены моего туалета и даже ящик – карандашом. Сделала эскиз – так сказать, карандашный набросок. «А разукрасите вы сами». – сказала Ксюша и убежала.
Ксюша исчезла, а я представила выражение лица Петровского, который завтра должен был прийти с целью погрузиться в супрематизм, а тут балкончики, цветочки, коты, часы, окна, улицы…

Когда на следующий день друг Петровский вошёл в дверь, я его для начала подготовила.
– Петровский, – говорю, – ты только сразу в обморок не падай и не плачь. Вот тебе табуреточка – ты сядь. Нууу… были мы малевичи, станем леонардами…
– Что?.. – немного напрягся Петровский.
– Нет, не леонардами конечно! – тут же успокоила его я. – Мы будем шагалами!
– Так. – сказал Петровский, переобуваясь в тапочки. – Художница твоя была? Линии нам нарисовала? Ровные треугольники наметила?
– Конечно, нарисовала. – кивнула я. – Всего делов-то – разукрасить. Петровский, у нас краски – хоть украсся, мы с тобой сейчас…

Когда Петровский всё это УВИДЕЛ, он буквально потерял дар речи. В руке его уже была кисточка и он готовился закрасить первый квадрат. Но увидев на стене настоящий шедевр руки мастера, он онемел. А затем сполз спиною по стене, снял очки и зарыдал от смеха…
В общем-то, от смеха рыдали мы оба, потому что разрисовать это нам показалось не просто нереальным, а даже за гранью любой реальности.
– Мааашооо… – рыдал Петровский. – Я тебя раньше просто любил, а теперь уже обожаю… За что мне это, за чтооо?.. Балкончики, цветочки… Смерти моей хочешь?.. Пойдём я тебе гвоздь вколочу… куда-нибудь… но только не это…

На следующий день пришла Шабарова, увидела мой туалет и воскликнула: – О! Фрески! Леонардо! Можно показывать за деньги! Но мы не будем! Нет, мы не будем ничего разукрашивать, пусть останется ГОРОД В ГРАФИКЕ! Это трэнд! Это модно! Это супер! Я буду приходить в ваш туалет отдыхать! Просто посидеть и полюбоваться! Да-да-да!
– Нет-нет-нет! – ответила я. – Я не хочу клозета в графических набросках! Во всём должна быть законченность! И я знаю, кто меня спасёт: Нюта!! Меня спасёт художник Нюта, лучшая Нюта из всех Нют!

И действительно, Нюта меня спасла. Пришла и частично разукрасила, сколько успела – но наши встречи с художниками ещё впереди, и я их жду с нетерпением, потому как сама боюсь всё попортить.

А вопрос с розетками и электричеством нам решил наш друг и бард Сашка Макаров, инженер в прошлом. И он раз – и наладил всё, и розетки поменял. И зеркало в прихожей они с Мишей примастрячили, а Петровский – вешалки… Музыкант и часовщик Михаил Малыгин смотрел поначалу на это всё глазами обречённого на вечные муки интроверта, а затем тоже взялся за дрель и прочие гвозди. Вот только шпаклёвщика среди друзей не нашлось, оказалось, что слишком далеки они от шпаклёвки…

А о продолжении этой баллады о ремонте я вам потом расскажу, но, главное – всё очень удачно в итоге сложилось. И оптимистично.


Tags: друзья, жизнь, люди
Subscribe

  • 9 мая

    ежегодное теперь уже. сегодня у мамы День Рождения, ей бы исполнилось 85 * * * Вот и май пришёл незаметно. Скоро лето по всем подсчётам. Мама…

  • говорить

    Говорить с человеком, которого больше нет, говорить, замедляя шаг и не помня тем, рядом каркнул ворон – чёрный, как этот снег, ночь приходит в…

  • хочется

    А тут рассказывай – не рассказывай, а тут доказывай – не доказывай, но перед каждым всегда одна своя стена, словно часть слона. И, в общем, лучше,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments