Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

казнить, нельзя помиловать

Моя старая знакомая, вроде бы вменяемый и во многом добрый человек, недавно злобно сказала мне: "И очень хорошо, что посадили Навального, пусть посидит подумает!.."
— За что посидит? — спросила я.
"Да хотя бы за то, что надо было отмечаться через день, он закон нарушил!"
— Но он же в это время в другой стране был и в коме. — не поняла её выпадов я.
"А нечего было бочки катить!" — парировала она.
— Но они же его убивают. На глазах всего мира, не слушая никого — творят, что хотят.
"Власти сами разберутся, как поступать со своими врагами". — ответила она.


Власть делает из людей не только зомби — она пробуждает в людях самые низменные, самые дикие эмоции: не разобраться, а уничтожить; не подумать, а заклеймить, "казнить, нельзя помиловать" — это уже чистый фашизм в умах.
Тяжело и страшно.
И на прозрение у таких защитников власти надежд у меня мало.

Спасибо всем, кто ещё не разучился думать и у кого в душе живёт и жажда справедливости, и милосердие.
И всем, кто сегодня выйдет.

...Ниже привожу текст Алексея Миноровского, согласна с ним:

" Каждый день я задаю себе вопрос: как так получилось, что мы разделились на два лагеря: тех, кто способен на великодушие и милосердие, и тех, кому милосердие недоступно? Хорошо, я допускаю, что в отдельно взятом мире для некоторых Алексей Навальный кто угодно: балабол, преступник, провокатор, лицемер. Это их личное право так считать. Но никто не может быть оставлен без медицинской помощи, даже если он действительно преступник. Если мы оставляем человека без помощи, мы сами становимся зверями. Наше равнодушие действительно убивает. Убивает Человека внутри нас самих.
Как так получилось, что мы становимся зверями?

Мы все читали одни и те же книги: «Конек-горбунок» Ершова, «Капитанскую дочку» Пушкина», «Повесть о настоящем человеке», Полевого, «Триумфальную арку» Ремарка. Нигде, ни в одной прекрасной и любимой нами книге не сказано, что можно оставлять человека в беспомощном состоянии на краю гибели, что можно давать просто так умирать, потому что «велит начальство». Ни одно начальство не может приказать человеку замучить другого до смерти, оставить без помощи.
Где же грань, за которой мы сами остановим себя в этом превращении в животных? Но даже звери способны защищать друг друга от хищников, отстаивать своих детенышей, своих слабых, своих раненых.

Мы пережили страшный XX век и опять готовы окунуться в этот безжалостный омут бесчеловечности.

Мне горько и стыдно".
(Алексей Миноровский)
Tags: люди, родинамоя
Subscribe

  • время перемен

    Ждёшь перемен, но снова – ничего, и жизнь вокруг не делается легче. Сезонный грипп сменился чем-то вечным, почти не проходящим круглый год, но…

  • письмо брату

    Сегодня ночь темней и месяц ближе, Смотрю на мир сквозь синее стекло, Мой милый брат, ты ничего не пишешь, Волнуюсь, двадцать пятое число, Конец…

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • время перемен

    Ждёшь перемен, но снова – ничего, и жизнь вокруг не делается легче. Сезонный грипп сменился чем-то вечным, почти не проходящим круглый год, но…

  • письмо брату

    Сегодня ночь темней и месяц ближе, Смотрю на мир сквозь синее стекло, Мой милый брат, ты ничего не пишешь, Волнуюсь, двадцать пятое число, Конец…

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…