Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Category:

Александр Ерёменко

Знакомство с Александром Ерёменко для меня началось вот с этого стихотворения.
Не с самим, конечно, а с его стихами — в ещё доинтернетную эпоху. Надо сказать, что мозги у меня от этого "членистоногого стогокопнителя" перевернулись — я, наверное, впервые встретилась с таким вольным обращением со словом и выстраиванием образа. И таким ёмким.

О, Господи, я твой случайный зритель.
Зачем же мне такое наказанье?
Ты взял меня из схемы мирозданья
и снова вставил, как предохранитель.

Рука и рок. Ракета и носитель.
Когда же по закону отрицанья
ты отшвырнешь меня в момент сгоранья,
как сокращенный заживо числитель?

Убей меня. Я твой фотолюбитель.
На небеса взобравшийся старатель
по уходящей жилке золотой.

Убей меня. Сними с меня запой
или верни назад меня рукой —
членистоногой, как стогокопнитель.

............
И потом  --"сгорая, спирт напоминает речь", "Сегодня я задумчив, как буфет" , "Туда, где роща корабельная...." (Туда, где роща корабельная / лежит и смотрит, как живая, / выходит девочка дебильная,/ по желтой насыпи гуляет... /...Ее один грызет вопрос, / она не хочет раздвоиться: / то в стрелку может превратиться, / то в маневровый паровоз...")

В одном из интервью о своей биографии Ерёменко сказал так:
"Родился на Алтае. В свое время начитался Джека Лондона и уехал в Бодайбо рыть золото. До Бодайбо не доехал, золота не нашёл, потом много колесил по Сибири, по Дальнему Востоку, ловил рыбу, служил на флоте. Очутился в 1974-м году в Москве и поступил в литературный институт".



Об учёбе в институте в 70-х у Ерёменко есть забавное воспоминание:

"...Захожу, беру билет, преподаватель сидит — покойный Евгений Николаевич Лебедев. Первый вопрос: «Положительный герой в творчестве Достоевского», второй — «Роман Чехова „Наш дом“».
Если бы я был совсем трезвый, я бы сказал — нет такого романа, если бы был пьяный, до меня тоже бы дошло, но я был в таком странном состоянии и не мог понять, что мне делать.
Пошел, долго рассказывал про положительного героя, а потом думаю, как же мне к этому вопросу переходить, я сомневаюсь, что такой роман вообще был — но вот написано в билете.
Я говорю: — Перехожу ко второму вопросу.
Тяну паузу и потом говорю:
- Проблематика романа великого писателя и драматурга Антона Павловича Чехова «Наш дом» типична для творчества Чехова.
Лебедев кивает головой...Я рассказываю «Вишневый сад», но без имен конкретных, дурь полная. Он кивает головой и потом говорит с доброй улыбкой:
— Ну вы наверное роман-то читали по диагонали?
Я киваю.
— Три балла вас устроит? — спрашивает.
Я соглашаюсь и мчу со всех ног не в это кафе, которое хотел пойти, а к знакомой на метро «Аэропорт», у которой полный Чехов есть. И в этом издании, в последнем томе — там только заметки к роману «Сад наш» — и всё, ничего близкого нет.
Я рассказываю Наталье Исааковне, хозяйке, она хохочет, она закончила филфак МГУ, говорит, как же так, опечатка в билете. Я говорю: понятия не имею. Похохотали и забыли.
А потом однажды встречаю Таню Бек в «Дружбе народов" и от нечего делать рассказываю эту историю. Она говорит:
- Да как так, я сейчас Жене позвоню.
Звонит, он дома, она рассказывает.
Он просит дать мне трубку, я беру, он говорит:
- Так это вы Александр Еременко? Я помню, как вы мне сдавали этот экзамен.
Я говорю: — Что же получилось?
Он говорит:
— Я не знаю, был с легкого похмелья и подумал — пять человек отпущу и пойду в кафе «Аист», выпью вина сухого белого, а тут студент с большим интересом рассказывает мне о несуществующем романе Чехова. Я и решил — поставлю ему три балла и срочно побегу вина выпить..."

И ещё из рассказов Ерёменко о себе:
"Когда появилось что-то похожее на частные издательства, у меня вышла книжка, которую фантастически оформил мой приятель из Свердловска Сергей Копылов. Он рисовал такую графику, иногда даже под лупой перышком и тушью.
При печати типография запорола полностью всю графику, мне эту книжку очень жаль...

Когда стало можно говорить обо всем, пошла пресса, но я как-то особо не следил за ней. Даже дискуссии затевали в «Литературной газете», оппоненты выступали, обсуждали несчастных «метафористов» — как только не пытались нас обзывать. Потом Кедров придумал «метаметафористов»...
С Приговым мы вместе выступали часто. Пригова, конечно, надо слушать, читать его бессмысленно.
...У профессиональных литераторов бывают такие периоды, когда они ничего не пишут, они называют это «кризис». И у меня такое было — ну не пишется и не пишется, у меня и так много зависимостей, почему я должен так зависеть, чуть ли не убиваться, от собственных способностей? В последнее время я пишу не так много, как раньше. Пишу такие стишки, которые кто-то может воспринять и как хулиганские. Сейчас у меня много незаконченных стихотворений".



Вчера поэта Александра Ерёменко не стало...
Он долго болел, ушёл на 71 году жизни..
Такой вот странный, свободный, только сам на себя похожий.
И оказавший огромное влияние на своих современников-поэтов.

"...О, Господи, води меня в кино,
корми меня малиновым вареньем.
Все наши мысли сказаны давно,
и все, что будет, – будет повтореньем..."
(А. Ерёменко)

Tags: жизнь, жизнь и смерть, память, поэты, стихи
Subscribe

  • жизнь на всю оставшуюся жизнь

  • Пойдёмте домой

    22 июня -- незабываемый день для нашей страны. "Пойдёмте домой" -- моя песня, которую спели дети из ВА "Радуга" (Иваново), где я работаю Видео Маши…

  • Кудякин, море и собака

    Стихи: Мария Махова музыка: Татьяна Задорская, Екатерина Нехаева (Бостон) Исполняют Таня Задорская и Катя Нехаева, видеообработка Александра…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments