Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

Слава Сэ...

Сегодня было прощание со Славой Сэ (Вячеслав Солдатенко)...



Я благодарна каждому, кто вспомнил о встречах с ним и написал о нём...
Мне тоже посчастливилось знать Славу и это большая удача. С его уходом мир потерял очень яркую и очень добрую краску. Есть другие и будут другие – но вот такой уже не будет…



Во времена ЖЖ я была подписана на журнал Славы PESEN_NET. У него аватарка там стоит смешная с Челентано, а каким он был в реальной жизни, наверное, мало кто знал тогда. Писатель-сантехник с лицом Челентано, подсадивший на свои рассказы пол интернета…
Затем народ из ЖЖ перекочевал на более тогда свободную и демократичную платформу ФБ – я долго упиралась, но в конце концов тоже за всеми перешла на ФБ.
Собственно, с рассказов в Живом Журнале и началась Славина известность: издательство АСТ предложило ему выпустить книгу, которая имела большой успех и тут же разошлась. После этого Слава написал ещё несколько книг.



В ФБ я периодически заглядывала на его страницу, где он уже был под своим именем и с кучей подписчиков. И однажды мне вдруг от него пришёл запрос на дружбу – я удивилась и обрадовалась, и подтвердила запрос.
Нет, ни меня, ни моих творений на моих страницах он, конечно, не читал и не знал – до того ли ему. А дружбу предложил с подачи (как я думаю) Эльмиры Галеевой, которой подыгрывал на некоторых концертах, а она пела песни на мои стихи – я слышала, как он играл с ней «Больно»…

В 2019 году в июле Юра Киркилевич приехал из Питера и уговорил меня поехать на Грушинский – много лет я на нём не была и, в общем, не собиралась. Но Юра поставил меня перед фактом, позвонив на следующий день в мою дверь в 5 утра: «Ты готова?» В пять утра я готова почти на всё, а вернее, меня ещё нет – потому что мне это всё снится. Но речь не о том – я очень благодарна Юрке, что он вытащил меня на такое приключение…
И вот почти через сутки ночью я оказалась на Груше, а утром пошла искать Эльмиру – мне сказали, что она живёт в лагере «Зазеркалье».
Захожу в лагерь, а мне навстречу Саша Роттенберг: «Маша Махова приехала, вставай к нам!»
И тут же откуда-то из кустов выходит Слава, раскрывает руки и говорит:
– Ну, наконец-то, ура!! Живая Махова!!
Обнялись, как старые друзья.

Палатку мне поставили аккурат чуть не нос в нос со Славиной, поэтому по утрам мы с ним сталкивались и приветствовали друг друга. Лагерь «Зазеркалье» очень уютный и хлебосольный, мы успевали немало времени провести за столом за чаем и общими беседами. Но и в кустах мы успели поговорить со Славой о музыке, о фестивалях и об искусстве вообще. Ну как-то легко с ним было обо всём говорить.
И ни разу я при нём не взяла гитару, чтобы спеть что-нибудь – только слушала и наблюдала, как он это делает. Он настоящий музыкант, прекрасный исполнитель: бывает же, что Природа одаривает человека так щедро... Нет, у меня даже в мыслях не было взять гитару и петь что-то своё. Мне казалось всё это таким лишним…

У меня был небольшой концерт на сцене Зазеркалья, пришли зрители, кто знал (я не была официально нигде заявлена, весть разнеслась, насколько смогла, только по сарафанному радио.) После концерта я вернулась в лагерь: «Я слушал тебя» – сказал Слава, вытянув большой палец в знак одобрения. – Я тебя не видела!.. – А я за деревом стоял. – А я вон там, за микрофоном. – У тебя всё получилось. (смеёмся)

А в день перед отъездом, вернее в этот вечер-ночь – собрался большой круг в нашем же лагере на брёвнышках, с гитарами (спасибо Саше Роттенбергу) – и Слава играл для всех и пел вместе со всеми известные бардовские песни многих-многих авторов, и я удивлялась, какое количество песен он знает и как любит и петь, и быть в центре, не выделяясь и не командуя процессом, и какой он неутомимый…

По привычке всё записывать, записала разные сюжеты:

Выползаю утром из палатки и опять же сталкиваюсь со Славой. День отъезда, он собирает вещи, держит в руках носки и задумчиво произносит:
– Судя по количеству найденных носков, у меня три ноги…
– А у меня провалы в памяти… – вздыхаю я. – На четвёртый день фестиваля с трудом вспоминаю, как я сюда попала, что видела, и я ли это вообще?
– Это называется кататония. – участливо резюмирует Слава.
– Нууу, я не совсем травоядное.. (ржу)
Поговорили об эволюции и пошли завтракать.
………

Луиза зовёт Эльмиру на местный рынок.
– Да-да, я пойду. – говорит Эльмира, – мне нужно верёвку купить.
– Интересный поворот… – протягиваю я.
– Нужно просить метров пять и покрепче. – добавляет Слава, допивая чай.
Народ оживляется: ну ты уж на всех покупай и побольше!…
Эльмира, заливаясь звонким смехом:
– Да мне для украшения!..
…………

А в 2020 году, ещё до эпидемии и локдаунов, когда был заявлен Бенефест, где главными бенефециантами были назначены мы с Чикиной и сёстры Вотинцевы, я запросила в официальном листе Славу Сэ как гостя и написала ему, что официально его приглашаю, мол, помнишь, у нас был с тобой такой разговор, а ты ещё говорил, что кому я там буду нужен, так вот: очень даже нужен и очень даже любим и ждём.
И он согласился приехать, и мы порадовались такой замечательной идее…
А потом мир накрыла пандемия эта несчастная и всё отменилось.
А через год Славы не стало, 19 июня…

Прощай, дорогой Слава… так всё неожиданно, неправильно, досадно и горько… И как-то не вяжется это всё с реальностью, как будто мы в сюр какой-то погрузились, в какой-то фильм, который никак не кончается… И всё кажется, что когда этот фильм закончится, то снова будет по-прежнему, и все окажутся живыми, и мы опять встретимся, и будем радоваться и песни петь, и делиться разными идеями…

И это всё есть – и встречи, и радость, и музыка – но только уже навсегда внутри теперь…



(на фото: Грушинский 2019, лагерь Зазеркалье — Лена, я, Эльмира, Слава Сэ, Галя Роттенберг)
Tags: друзья, жизнь и смерть, фестиваль
Subscribe

  • не бойся

    Жизнь на время замерла, затаился ветер, мама, ты меня звала нынче на рассвете. От горячего огня до холодной вьюги, всё смотрела сквозь меня, и…

  • любовь и электроды

    Я помню как на Новый год у Палыча на даче, ты подарил мне электрод, и не один, а пачку. Гремел во всю магнитофон, раскачивалась люстра, и ты поведал…

  • мы будем жить здесь

    Далеко позади это режущее и острое. Стон на губах, холодные пальцы на лбу. Франческа летит и считает звёзды. Раз, два, три… зацепляется за звезду.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments