Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

встречи и дни

Выставка в городе

Звонит старый мой друг Арик Дубнов: «Мы с друзьями 19-го приедем в Иваново на выставку нашей подруги в вашем музее!»– радостно сообщает он.
– А на чём приедете? – спрашиваю.
– На электричке.
– Не надо на электричке.
– Это почему?
– А в Плёс съездить? А Волга-мать?..
Идея была принята – Дубновы люди мобильные, тут же планы свои перестроили и решили ехать на машине. Мы выбрали гостиницу, утрясли детали, и таким внезапным и прекрасным образом Арик с Машей и своей красавицей-младшей плюс приехавшие на поезде Надя Шапиро с дочерью Катей и внуком Даней жарким утром 20 августа оказались в бывшем музее первого совета на выставочном проекте коптских тканей «Крест и молот» Анны Тагути.
Выставка действительно интересная, сама Анна говорит о том, что рассматривает коптские ткани как текст, имеющий несколько значений и наделённый сакральным смыслом… В общем, в двух словах не расскажешь – ивановцы, сходите и посмотрите.
И там ещё из коллекции «Православие» два платья лежат под стеклом, созданные нашей Ксюшей Новиковой (художником моей книги «Там, на острове») – вот так хорошо всё переплелось.

Группа из Саратова

Выставку я посмотрела за несколько дней до приезда своих друзей и в музей приехала немного позже, чтобы встретить ребят и погулять с ними по городу.
Захожу, кассир говорит: купите билет!
– Я, – отвечаю я на бегу, – не на выставку, я группу товарищей забрать из музея, я сопровождающий.
Она на меня – зырк!, я на второй этаж – прыг!, а там моя группа товарищей ходит по залу, впечатляется.
Около них работник музея – следит, чтобы товарищи ничего не упустили.
– Прошу группу из Саратова проследовать на обед. – говорю я громким гнусавым голосом сопровождающей группы.
– Как на обед? – всплеснула руками работник музея. – Мы же ещё панораму не посмотрели!!
И, откинув занавеску, она показала революционную панораму первого совета, окончательно мою группу впечатлив…
– Увожу, увожу. – сказала я на выходе женщине на кассе, и та понимающе кивнула.


группа товарищей


мы с Машей Д.

Моя «группа из Саратова» оказалась очень любознательной. «А почему улица «10 августа?» «А почему дом такой?» «А кто этот человек, чьим именем дом назван?» – расспрашивали они, и я поняла, что то ли не знаю истории своего города, то ли забыла уже.
Позвонила с вопросами Шабаровой, благо мы как раз рядом с театром ходили.
Та выскочила из театра нам на встречу, но тоже ничего толком не знала. И тут по дороге идёт Елена Аркадьевна из департамента культуры.
– Вот человек, который про Иваново точно знает всё! – обрадовалась я.
И действительно, Елена знала всё. И объяснила, что 10 августа у нас в городе было второе «кровавое воскресенье», а вот этот человек был тем-то, а вот этот дом… В общем, удачно мы встретились.

А затем мы двинулись на улицу Батурина посмотреть музей Бурылина, а так же музей ситца и мой замечательный Дворец пионеров, являющийся тоже частью истории нашего города. Ребята сходили в музей Бурылина, а потом мы ещё немного погуляли, после чего Надя, Катя и Даня, наполненные впечатлениями и сакральными смыслами уехали обратно в город-герой Москву, а Дубновы остались для дальнейших приключений.


это я показываю палехскую роспись на стенах в своём Дворце в комнате сказок

Плёс

Город на Волге встретил нас мелким дождём и сырыми тропинками, но мои Дубновы не унимались: мало им воды сверху, нужно, чтобы она была везде. И как увидели с высокого холма великую реку, так и понеслись по самой крутой и скользкой дорожке вниз, чтоб прямо с разбегу и в набежавшую волну.
Дождь о своём, значит, – а этим всё нипочём. Арик запрыгнул первый – вон там на фотографии его голова и руки над водой.



А на следующей уже и девочки его, а вернее, их головы.



Таким образом семья Дубновых открыла купальный сезон.
И тут же его закрыла.
А я этих рыб с берега фотографировала и кричала ободрительное, а в воду не пошла – мне и так было сыро и совсем не жарко.

это я на берегу их жду

По плану после омовения у нас намечалось посещение дома-музея Левитана, обед и восхождение к «вечному покою», то бишь на гору Левитана, с которой он писал свою знаменитую картину. Ну и дойти до ручки ещё дойти до кошки, (но об этом потом).

Походу свободной была только река Волга: рядом с музеем вилась очередь, аки в тот мавзолей – все хотели переждать дождь под крышей, а заодно и духовную жажду утолить.
Пришлось встать в очередь, в которой стоять нам никак не хотелось.
– У меня есть умная мысль… – сказал Арик задумчиво.
– Поделитесь! И с нами поделитесь!! – тут же отозвался народ, окружив нашего политического обозревателя и глядя ему в рот. – Нам тоже очень нужна умная мысль!
– Поделись-поделись с электоратом. – кивнула я Юрьичу. – Сейчас тебя ещё и в депутаты изберут, и проголосуют – видишь, как люди позитивно к тебе настроены.
– И проголосуем! – бодро откликнулась самая активная женщина.
Арик сначала несколько рассеянно, а затем строго обвёл толпу глазами, но руководить не стал. А мысль всё-таки озвучил:
– А давайте все отсюда уйдём. – сказал он.
– И правильно! – радостно отозвалась всё та же женщина.
И мы ушли, уступив свою очередь этой женщине и остальным страждущим.


это мы на мостике

…Найти свободные места в кафе в выходной день во время дождя – тот ещё квест. Я позвонила своей Ирусе (потому что Ируся знает в Плёсе всё!) и она подсказала нам некоторые маршруты. И в итоге был нам и бублик и миска с ухой.
А дальше началось восхождение к «покою». Взошли-таки.



Конечно, если вы никогда не были на горе Левитана, то подняться на неё нужно, потому как «вечный покой» там ощущается больше, чем где-либо ещё…





А после горы мы с Маней (Дубновой) пошли искать кошку по указателю, оставив Арика с дщерью дожидаться нас на лавочке. Мы шли, шли – а её всё не было, кошки этой, и мы уже начали принимать за неё разные выступающие предметы и торчащие из урны мусорные пакеты.
– Вон твоя кошка! – говорю.
– Точно! – отзывается Машка. А потом, в изумлении: – Ой, не может быть! Что она там делает?
– В урне сидит. – объясняю я свой головной постмодернизм.
– И правда, в урне. – удивляется Маша.

..Нашли мы эту кошку в конце концов, а заодно и глиняную кружку (там же) у местных художников.




я с кошкой

А на обратном пути мы вздрогнули от чёрной траурной плиты на стене бывшего горисполкома с суровым портретом Евстолии Кузнецовой, являющейся «почётным жителем города и председателем исполкома с 49 по 75 год». Как-то тут всё переплетено: и председатели, и кошки, и «по этой улице ходил президент Медведев»… Но Левитан всё равно выше всех. Стоит на горе в своей шляпе и ни до кого ему дела нет. А в руке кисть золотая, которую все трогают, чтобы желание сбылось.





Tags: друзья, жизнь в провинции, хорошее
Subscribe

  • пермский стрелок

    Собрала свидетельства из разных источников о пермском стрелке, о его семье, детстве и характере. Вот такая картина складывается, выводы каждый может…

  • * * *

    «Изо всех спекуляций самая доступная и оттого самая распространенная – спекуляция патриотизмом, бойчее всего распродается любовь к родине – во все…

  • Беслан

    3 сентября 2004 года. Больше 1100 заложников, 333 погибших.... 17 лет назад произошло одно из самых чудовищных событий нашей истории Не знаю, как мы…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments