Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

про маму и её видение

В институте мама тесно дружила с одним парнем, он часто подолгу зависал в её доме и все дела у них были вместе – из-за их внутренней схожести мама называла его «братом», хоть и понимала, что это не совсем так, и что думает она о нём не как о брате…
Они были очень романтичны, как и практически всё послевоенное поколение 50-х… Я читала у мамы в дневнике, как осенью их, студентов педагогического института, возили в колхоз убирать картошку. Как они ехали в грузовике, был ветер, и Юрка (тот самый) накинул ей что-то тёплое на плечи и не убрал руку – так и ехал рядом, молча и бережно обнимая её.
И мама думала: ну вот сейчас он ей скажет что-то важное.
Он сейчас скажет, и их жизнь изменится.
И они уже будут не просто друзья.
Но он не решился. Они доехали, спрыгнули с грузовика, и всё пошло, как прежде.

А на Крещение мама задумала погадать: положила под подушку бумажки с десятью мужскими именам, а утром вытянула одну – и на ней было написано «Юра»! Мама не верила в гадания, но всё так радостно сходилось – нужно было просто подождать окончания учёбы в институте.

Они оба понимали, что после института им нужно будет или расставаться, или вместе ехать по распределению – понимали, но напрямую ещё не говорили об этом. Им было просто хорошо вместе – дружить, говорить, любить одни и те же книги, родину свою, писателей, театр. Ну а всё другое – об этом после, после…

Наступила пора выпускных экзаменов. Мама сидела за столом, учила билеты, и вдруг…
Это был не сон, – рассказывала мама, – это было похоже на видение… Я как будто бы уплыла куда-то и увидела очень ясную картину: я в избе, у меня двое детей, мальчики, они ещё маленькие. За порогом снег, метёт ветер, рядом с дорогой лес – я в какой-то российской глубинке, но знаю, что я здесь работаю по распределению после института. И вдруг слышу: меня зовут, стучат в окно – и тревожно так, громко кричат: «Учительница, учительница, открывай!..»
Я распахиваю дверь, выбегаю на крыльцо, и… вижу лошадь, запряжённую в сани, а на санях лежит полностью покрытый дерюгой человек… и я понимаю, что это мой муж. И мне говорят, что он мёртв, что его задрал в лесу медведь – вот, они нашли его. И я стою и не могу сдвинуться с места. И я точно знаю, что это мой Юрка.

…После этого видения, как рассказывала мама, к ней пришло чёткое осознание того, что выходить замуж за своего Юрку ей нельзя. Что ей специально «показали», что будет дальше, если они поженятся и уедут работать вместе.
Конечно, мама была воспитана на соц.реализме и атеизме и полностью доверяла нашей науке. Но в данном случае она совершенно чётко вдруг поняла (а, скорее, почувствовала), что это «видение» было не что иное, как предупреждение.
И она пресекла любые романтические движения в свою сторону своего любимого друга и сказала ему просто, что он ей «брат». Но объяснять ему ничего не стала – ну а как тут объяснишь?.. Что он мог бы сказать на это?..

По распределению мама уехала в Наволоки, работать в ШРМ (школа рабочей молодёжи). А дальше было всё, как в «Весне на Заречной улице»: встретила своего «Рыбникова» (Юру Махова), сидела с ним после уроков над ошибками в сочинении (он хорошо писал и обладал красивым почерком), потом он провожал её домой… а однажды взял крепко за руку и повёл в ЗАГС, и она была согласна и думала, что это и есть её судьба на всю жизнь, вот этот рыжий рабочий парень, весёлый и так тянущийся к учёбе… И опять же Юрий, кстати…
Через 9 месяцев родилась моя сестра, а ещё через полгода мама забеременела мной – но жизнь у учительницы и простого рабочего парня не сложилась и они расстались, когда я ещё только зрела у мамы в животе. И с тех пор никто из нас не видел больше Юру Махова, мама даже не знала, где он теперь живёт. Но она ни разу не пожалела, что всё сложилось именно так – она говорила, что, видимо, судьбой ей было предначертано остаться одной с двумя детьми, но если бы она всё-таки вышла замуж за своего «Юрку» ( о да, они бы очень хорошо жили и понимали бы друг друга во всём!..) но если бы впоследствии всё сложилось именно так, как в том «видении» – то она никогда не смогла бы простить себе, что не прислушалась к «предупреждению».

Маме хотелось много детей, не меньше четверых. Она очень любила нас с сестрой и всегда удивлялась этому чуду – появлению на свет таких прекрасных нас. Таких разных и таких «весёлых и румяных»…
…Читая мамины дневники я вижу, что да, мама не жалела, что вышло именно так, хоть и переживала, что мы с Иркой растём без отца. Но в некоторых её откровениях всё равно есть – сквозящие где-то там, полу прикрытые и прозрачные ностальгические нотки по той несостоявшейся жизни, по тому романтическому времени, по той руке на её плече в колхозном грузовике, по так и не произнесённым вслух словам…
Но это было не сожаление. Это было полное принятие всего, что у неё есть, всей своей жизни, – и одновременно с этим светлая грусть о чём-то прошедшем мимо и несбывшемся.
Tags: дневники, жизнь, мама
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • мама и рай

    Что-то обрыдалась вся над этим видео… Ребята из Дубны, Михаил и Галя Приходько, записали песню на мой стих (музыка М. Приходько). И их друзья,…

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…

  • - - - -

    Проснувшись утром и ещё не открывая глаз, подумала: ну вот сегодня относительно свободный день, смогу переделать кучудел, тем более, что на одну кучу…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments