Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

давно обещанные истории про Люська

ЛЮСЁК и МАНЬЯКИ


Пролог

Как-то приходит ко мне Люсёк и говорит:
- Вчера полночи по городу ходила, так хреново было, а застрелить некому.
- Это да, - отвечаю я. – Это надо специальные места знать, где застрелить могут.
- И ни одного маньяка, представляешь?!.. – продолжает возмущаться Люсёк. – А говорят: опасно, не ходите, дети, в африку гулять!..
- Ужасно, да. – поддерживаю разговор я. – Что, и маньяка даже не нашла?..
- Ага, нашла, как с горшка сошла!.. – с тоской машет рукой Люсёк. - Ну что им, жалко что ли?.. Ну что ж так мир-то несправедлив??!1
- Кофе жахнешь?
- Я бы цианистого калия жахнула.
- У меня нет.
- А у тебя, Махова, никогда ничего нет!.. Вот и зайди к тебе с горя помереть! Никакого сочувствия!..

(а вот теперь я расскажу, как Люсёк всё-таки встретилась с маньяком. Было это два раза, и, может, это вовсе были и не маньяки – но, тем не менее, неизгладимый след эти истории в памяти моей всё-таки оставили…)

История 1-ая.
Маньяк на дороге


ЧОрным-чОрным вечером, вдоль чОрного-чОрного дома, по чОрной-чОрной дороге в чОрном-чОрном плаще шло худенькое приведение под названием «Люсёк, артистка 1-ой категории»…
Люсёк шла и смотрела себе под ноги, хотя всё равно увидеть было невозможно ни-че-го, и несла на плече сумку, в которой тоже не было ничего, кроме ключей от дома, косметички и нескольких рублей в кошельке.
И вдруг…
(если хоть кто-нибудь думает, что я все эти истории с Люськом сочиняю, тот ошибается и хочет меня обидеть. Нет! То, что происходит с моим Люськом, придумать невозможно, можно только пересказать!...)
Итак, вдруг!.. –
кто-то такой же чорный-чорный (а это был сумочный маньяк), хватает сумку Люська и начинает дёргать её на себя!..
И вот в этот самый момент с Люськом, (как она сама потом рассказывала), произошло что-то непонятное: она развернулась к чорной-чорной фигуре лицом и открыла рот, чтобы что-нибудь ему сказать, но вместо этого из открытого рта её раздался душераздирающий, ни на что не похожий, трубный и непрерывный звук.
От неожиданности и страха сумочный маньяк заорал тоже и бросился от Люська наутёк. А Люсёк глядела ему вслед, но остановиться уже не могла – она стояла на дороге, растопырив руки и ноги, с открытым ртом, и продолжала орать в победном ужасе, доведя до обморока всех окрестных кошек…
( - Представляешь, стою я, как дурра, одна, на дороге – и ору! – рассказывала она мне после этого, – и думаю про себя: а чего я ору-то?.. Я тогда зажала себе рот рукой и домой понеслась - благо, рядом уже была…)

История 2-ая.
Маньяк в подъезде


История, которую я сейчас вам расскажу, произошла очень и очень давно, когда мы с Люськом ещё учились в школе и занимались в театральной студии.
Репетировали мы в то время отрывки из трагедий великого нашего Вильяма Шекспира. Люсёк, понятно, была Джульеттой, а я, как одно из самых невразумительных созданий природы, шутом в чёрных трико с нашитыми алыми кубиками из старого пионерского галстука. Слов у меня не было, но зато мне было поручено кувыркаться, стоять на голове и делать ещё какие-то кульбиты в специальных «связках» между сценами. Душу мою переполняла гордость за то, как хорошо я это всё делаю, а душу Люська – отчаяние за то, что она что-то там в каких-то сценах «недоигрывает».
Домой после репетиций мы возвращались довольно поздно, при чём моя бабушка твёрдо знала, что все маньяки города ждут именно меня со своими пыльными мешками и бельевыми верёвками для удушения, поэтому каждый раз в ожидании своей кувыркающейся внучки стояла на балконе и зорко оглядывала окрестности, не зная, с какой стороны я приду. И, видимо, благодаря этому, маньяки бабушку боялись и ко мне не приставали.
Люсёк же была девочкой из трудовой семьи, где все спать ложились рано и никогда не знали, когда и во сколько она придёт домой, в чём я ей страшно завидовала…
С детства Люсёк обладала уникальной памятью: она знала наизусть «Евгения Онегина», запоминала какие-то немыслимые формулы и непонятные слова (она и до сих пор помнит всё, что когда-либо прочитала, в отличие от меня), - что уж говорить о спектакле, который мы ставили – конечно, она знала его весь и наизусть.
Причём благодаря неуёмности своей актёрской натуры она не только знала все роли, она ещё их все бесконечно репетировала в уме. Репетировала гениально и гораздо лучше любых народных артистов – жаль только, что этого кроме неё и меня никто знать не мог…
…И вот идёт Люсёк по дороге и читает про себя монолог Офелии.
А через какое-то время начинает чувствовать, что кто-то идёт следом за ней, не обгоняя и не отставая.
Продолжая репетировать Офелию Люсёк немножко подумала о том, что это, наверное, раскаявшийся Гамлет ( ну конечно, кому же ещё быть на пустынной дороге в двенадцатом часу ночи?.. – только Гамлету…)
Люсёк зашла в подъезд и начала подниматься по лестнице, но вдруг этот «кто-то» схватил её сзади за плечо.
Ни минуты не сомневаясь, что это ОН, её возлюбленный, она плавно развернулась и, протянув руку с невидимыми подношениями, продолжила свой монолог:
- Мой принц, у меня от вас подарки есть,
я вам давно их возвратить хотела…
возьмите же, я вас прошу!..
«Гамлет» вытаращил глаза и от неожиданности отпрянул, но Люсёк, находясь в образе, этого даже как-то не заметила и продолжила:
- И слова, дышавшие так сладко,
что вдвойне был ценен этот дар…
Возьмите, принц!..
- Дура… дура… - залепетал перепуганный Гамлет-маньяк и понёсся по лестнице вниз, к выходу, в полной уверенности, что только что встретился с городской сумасшедшей…
…Когда на следующий день Люсёк пересказывала мне подробности этой встречи, я хохотала до слёз, представляя эту ночную картину, на что она, вздохнув, сказала:
- Глупо как-то получилось и неудобно перед человеком. Может, он спросить чего хотел или номер дома узнать… а я к нему… с подарками этими… Стыдобааа…



Tags: про Люська, проза
Subscribe

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…

  • по городам ходил

    По городам ходил, разглядывал лица. По облакам ходил, разглядывал звёзды. Вслед за дождями шёл по кленовым листьям, понял, что осень. Где-то в…

  • мама летит на ракете

    Дворники листья сметают и прячут в мешок – вот, снова осень – сентябрь то смеётся, то плачет. Мама, скажи, всё теперь у тебя хорошо? Ты улыбаешься,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…

  • по городам ходил

    По городам ходил, разглядывал лица. По облакам ходил, разглядывал звёзды. Вслед за дождями шёл по кленовым листьям, понял, что осень. Где-то в…

  • мама летит на ракете

    Дворники листья сметают и прячут в мешок – вот, снова осень – сентябрь то смеётся, то плачет. Мама, скажи, всё теперь у тебя хорошо? Ты улыбаешься,…