June 18th, 2008

зонтик

***

НЕПРОЗАИЧЕСКОЕ ПИСЬМО ИЗ ТУНДРЫ.

Здравствуйте, дорогие друзья!
К сожалению, не могу предаваться душевным воспоминаниям о своей жизни, так как на данный момент пишу по заказу администрации  книгу об Истории своего некогда пионерского Дворца, в котором работаю. Труд обещает быть эпохальным… Стихи же складываются  уме, по дороге куда-нибудь, или даже, скажем, при намывании полов или драиньи сковородок и прочих предметов, посему говорить ими проще и даже, надо сказать, быстрей. Вот так однажды шла я с работы и попала в ритм переживаний некой Мани, в чём-то очень даже мне близкой, так как и сама я в молодые годы более четырёх лет работала на селе по распределению (надеюсь, когда-нибудь расскажу и об этом)… Что до связи – то Интернет в мой глухой район так ещё и не провели, и посему выходить я туда с чужих компьютеров могу крайне редко… Так вот -




ИСТОРИЯ ПРО МАНЮ И ЕЙНЫЙ СМУТНЫЙ ГЛАС.

В поле трактор шумно пашет,
В речке тихий рыбий клёв.
Отчего ж из нашей Маши
Раздаётся стон и рёв?..

Краше сей бедовой девы
Встретить нам не довелось.
У неё всегда посевы,
Держится на ней колхоз!

Местный сторож дядя Вася
В Мане видел честь села!
Ведь ещё в девятом классе
Маша жизнь ему спасла.

Приключилось это летом.
В воскресенье, по селу,
Девки в ярких марафетах
Шли к ребятам в местный клуб.

Маня, смыв чернила в бане,
Любовалась на закат.
И на внутреннем экране
Рисовала всё подряд...

Вдруг какой-то смутный голос
Прямо в Мане завещал:
«Бу-удет нынче ночь весёлой
У Василий Лукича!..»

Маня тут же встрепенулась,
Прекратила созерцать,
И в сандали ноги сунув,
Начала на склад бежать.

Всё на складе было тихо…
Заглотав из банки суп,
Дядя Вася крепко дрыхнул,
Подложив газету «Труд».

Маня в дверь стучалась с чувством,
Не жалея кулака,
Отчего Лукич проснулся.
Но не понял нифига.

Лишь спустя одну минуту
Дядя Вася всё просёк!
Обойдя свой склад по кругу,
Он увидел огонёк!

Потихоньку разгорался
Прямо с тыльной стороны…
(А откуда там он взялся –
Нам ответы не даны)…

Дядя Вася был не молод,
Чтил решения ЦК.
Что там в Мане был за голос,
Он не понимал пока.

Но про случай в прошлом лете
Наш Лукич не забывал.
И на каждом сельсовете
Про него упоминал.

Ну а Маша, кончив классы,
В дыме сельского труда,
Подвиг Девы Орлеанской
Совершала иногда.

То подсказывает голос,
Где утеряно весло,
То, что к ним приедет скоро
Ряд комиссий на село.

Машу очень уважали
И за труд, и просто так.
И чуть что, то к ней бежали,
Чтоб сказала, что и как.

Но однажды, утром ранним,
Маня вышла на гумно,
И вдруг замерло дыханье,
И душа ушла на дно…

Что там с Машей приключилось,
Рассказать никто не мог.
Но с тех пор она таилась,
Запираясь на замок.

А, бывало, выйдет в поле,
Как, бывало, запоёт!..-
В восхищении невольном
К ней сбегался весь народ!..

Ну а Маша закраснеет,
Вся закутавшись в платок.
Будто бы народ не ею
Восхищался только что…

Но вернём сюжет к началу –
Отчего у Мани стресс?..
Будто что-то увидала
Странное для этих мест.

Звон колоколов в округе.
Бьётся колокол в груди.
Дышит Маша полной грудью,
Шепчет Маша: «Приходи!..»

А какая в том причина,
Догадался, кто не глуп –
Ей привиделся мужчина,
Тот, что мил, и тот, что люб!..

Оттого она вздыхает, -
(видно, время подошло),
Оттого сама не знает,
Что прознало всё село…

Что скажу я на прощанье
Вам, друзья, в полночный час?..
То, что будет с нашей Маней –
Знает только ейный глас!..