September 26th, 2009

зонтик

как Михаил Малыгин однажды Шварцнеггером был

Михаил Малыгин человек мягкий, тонкий, мухи не обидит, если она его обижать не станет своей бесконтрольной психоделичностью. Двадцать лет работал Миша часовых дел мастером и практически любые часы из любого хлама восстанавливал, будь то искорёженный будильник, битый об стену местным гением в приступах белой горячки, или старинные французские часы с кукушкой, обнаруженные наследником на чердаке вместе с тараканами.
Надо сказать, что трудами своими праведными на палаты каменные Малыгин так и не заработал, но я сейчас не об этом.
Повадился как-то в часовую мастерскую ходить пьяный Иваныч, муж приёмщицы Люси – большой тучный человек с красной мордою и авоськой в руках. Мордою своею он всех пугал, а авоськой размахивал для пущего устрашения. Выпьет, бывало, а затем зайдёт в мастерскую, и давай на жену орать и ведать миру, как жизнь нехороша. А все тихо работают и терпеливо ждут, когда Иваныч представление закончит и «догоняться» отбудет…
Очень Мише спектакли эти не нравились: работа прекращалась, лупа из глаза падала и детали перепутывались. А Иваныча ситуация непротивления только развращала – нецензурные концерты становились всё длиннее и происходили всё чаще.
И вот однажды слушал-слушал Михаил Малыгин эту паранойю, да и разозлился не на шутку. И как только выпустил Иваныч очередное своё дендзибао, медленно подошёл к нему Малыгин и, молча взяв Иваныча за грудки, на глазах изумлённой Люси оторвал его от пола и выкинул, попав иванычевским телом прямо в дверь, которая радостно открылась, показав путь на крыльцо.
Ничего не понял Иваныч, оказавшись на крыльце за дверью. Головою замотал, замычал обиженно, но в мастерскую зайти не решился, лишь закричав под дверью: «Вот я тебя, Мишка, вот я тебя!..» И ушёл. И на этом его выступления в часовой мастерской прекратились навсегда.
…А Миша вернулся за свой рабочий стол, сунул в глаз лупу и продолжил часы ремонтировать. И на ошарашенную Люсю даже не посмотрел, потому как клиент был уже на подходе, а в каждом деле Михаил ценит точность и аккуратность.
…А я после этого случая по тёмным улицам с Малыгиным ходить больше не боюсь: если вдруг не убежим от хулиганов, то мы их тогда по оврагам разбросаем.
Всевидящее Око