March 7th, 2010

снег и фонарь

(no subject)

Это, в сущности, странные страхи и детские бредни.
Успокойся, ведь это понятно любому ребёнку.
Это всё тебе только приснилось, приснилось - и только.
Ну какие огромные крылья и длинные тени?
Невозможно такое. А было ли – трудно ответить.
Может, очень давно, если верить в легенды седые.
Но тогда были люди другие и птицы другие...
Да и песни совсем не такие слагались на свете.

Мне ведь тоже хотелось когда-то… Как видишь, напрасно.
Ну какие там птицы, коль с жизнью уже не поспоришь?...
Не пугай меня, что ты дрожишь, будто Герда из сказки?..
Отойди от окна!.. Ну зачем ты всё смотришь и смотришь?!..

…Ты не слышишь её, её можно услышать в молчанье.
Я закрою глаза, пусть для мира поёт только ветер.
Улетай, Алконост, птица света, любви и печали!..
Здесь никто не услышит тебя и никто не заметит.
снег и фонарь

(no subject)

О мой бог. Я вижу тебя, пропасть.
Прежде про
Подожди, не глотай, не уйду я так просто.
Подожди, мой пёс не выгулян и не причёсан
на все сто.

Тянешь руки, как будто мы все живые.
В белорусских лесах нас убили, а ты не помнишь.
(почему – говорю, говорю, а ты нет, не помнишь?..)

Став взрослой,
не меняла причёску, но красила волосы дважды.
Вообще – быть хотелось любимой – такая натура.
(а потом всё твердила я дура, я дура, я дура)
Однажды
Вышла просто так.
Как дебильная девочка.
Как странный подросток.

Ну ты мне говорил ещё – а зачем же налысо?..
А я молчала.
Радовалась.
Незаметно подпрыгивала,
едва-едва…

(а ещё хотелось, чтобы прошла голова)

О Господи.

Лысая девочка в космосе
и ещё жива.