November 7th, 2010

снег и фонарь

день 7 ноября

Ну чего ты плачешься мне сейчас, ну давай по-честному.
Ну чего ты стонешь-то не сбылось, ну давай, очнись.
Ведь пока, пока ты всю эту дрянь пил в чужом подъезде,
вся твоя страна от утра до сна устремлялась ввысь!..

Да, седьмого, да, на ура шли с огромным знаменем.
Да, гудели, как юнкера, встречным всем «ура!»
Ну и что с того? Ты же сам вечно был не с нами.
Ты же сам уходил всегда, в чём и был не прав.

Мы потом шли одной гурьбой по осенним улицам,
шли мы строем одной страной, под оркестр охрипший.
Были шарики за спиной, и нам Ленин щурился,
и мы знали, что мы не зря, и никто не лишний.

А ты пел и чего-то пил и всегда был гением.
Мы боялись к тебе ходить, мы немели вовсе.
Ты для нас где-то был всегда чуть пониже Ленина,
и поэтому мы к тебе не ходили в гости.

Ты ведь сам и дружил и жил по другой программе,
между «можно-уже-нельзя» уничтожив грань…
И зачем ты, скажи, хранишь это красное знамя?..
И седьмого с ним каждый год пьёшь всё ту же дрянь…