November 24th, 2010

снег и фонарь

про тот цвет

Как будто бы кто-то там, в голове, вертит и пилит что-то.
А с неба так много идёт воды, что трудно уже земле.
И ты, убивая во мне рассвет, уходишь в точку отсчёта,
где жёлтые, правильные цветы на красном стоят столе.

На красном столе они?.. - говоришь, роняя слова в колодцы,
в которых давно уже нет воды, но есть глубина и ночь.
И ты не дождёшься со мной зари и вряд ли увидишь солнце,
и я уберу со стола цветы, и мне уже всё равно.

На красном столе они?.. что за бред изысканного сознанья!
На чёрта мне сюр этот ваш и ад из слов этих ваших?.. – нет!..
на белом столе они!.. это цвет пришёл ко мне не случайно,
а вазу с цветами верни назад и белый поставь букет!..

…Когда бы сама я была, как лист, как малое чадо, с малым
сознанием, миру открытым для любых разноцветных букв,
где падая вверх и взлетая вниз, не зная итог заранее,
легко разместиться внутри нуля, придумывая свой звук,

когда ещё дела нет до людей, которые выйдут утром,
и после себя оставляя пни, начертят тебе квадрат,
в котором ты будешь расти за тем, чтоб не выходить оттуда,
и крышкой прихлопнут тебя они и двигаться запретят,

когда бы я белой была, как лист, доверчивой, юной, тонкой,
с руками, распахнутыми для всех и каждого просто так,
когда обладал ещё организм прыгучестью лягушонка,
когда ещё день для тебя, как век, а век для тебя – пустяк,

о как бы я слушала всех вокруг, о, как бы мешала краски!..
о как бы лепила из облаков смешного снеговика!
И как бы, с твоих не слезая рук, смотрела на мир прекрасный,
который со мной ещё не знаком, но будет – наверняка!..

О, как бы нашла я на всё ответ - на пересеченье знаков
в которые ты меня поселил, и сам обучил игре,
о, как бы я верила в каждый бред, глотая твои подарки,
вбирая все радости из горсти, и весь сумасшедший бред!..

Но поздно усталых менять коней, другие искать дороги,
не те ездоки уже и не в тот с тобой забрели мы век.
И если прикинуть, то лет и дней осталось не так уж много,
и в вазе засохли цветы давно, но не поменяли цвет.