June 19th, 2012

птичко

соннн...

Не пугайтесь, сон был добрый, а снились мне собственные похороны.
В центре зала стоял удобный гроб, царила непринужденная атмосфера, было очень много знакомых лиц.

Дети на рояле импровизировали что-то красивое.
Гриша Певзнер в шортах и в майке читал экспромты.
Лина пришла с рюкзаком и что-то из него выкладывала – видимо, собирала меня в дальний путь.
Женя Вишневский клеил на шторы вырезанных из бумаги бабочек.

Похороны задерживались, так как покойник опаздывал –
я стояла у двери в похоронный зал, вся в гриме и шёлковой белой простыне, и ждала какого-то человека, с которым нам нужно было непременно перед тем, как я лягу в удобный гроб, покататься на открытом лифте.

Хорошо помню, что мы поехали на 7-ой этаж и оказались на крыше.
Я беспокоилась, что все разойдутся, так меня и не похоронив, а мне очень хотелось узнать, что принесла в рюкзаке Лина. Страха никакого не было, но было острое желание подсказать импровизирующим детям следующий аккорд – они гоняли мелодию по кругу, а она требовала развития…

Вот такой странный сон…

(Лина, ёлке!.. Что же всё-таки было у тебя в рюкзаке??)