October 26th, 2012

птичко

"Плюшевый кролик"

...И когда кто-то любит тебя долго-долго и не играет с тобой, а любит на самом деле, тогда ты становишься Всамделишным.

- А это больно? - спросил Кролик.

- Иногда больно, - ответил Кожаный Конь, который всегда говорил только правду. - Но когда ты Всамделишный, ты о боли не думаешь.

- А как это происходит? Как будто раз-раз - и ключик вставили и завели, - спросил Кролик, - или помаленьку?

- Раз-раз это не происходит, - ответил Кожаный Конь. - Ты же становишься, а это о-го-го как долго. Да этого и вообще может не случиться, если тебя ничего не стоит поломать, если у тебя повсюду острые края, если с тобой необходимо очень бережно обращаться. Вот почему это очень редко происходит с теми, кто не подпускает к себе или старается держаться подальше от чужих проблем. Обычно к тому времени, когда ты становишься Всамделишным, шерсть у тебя во многих местах уже вытерта, глаза висят на ниточках, а из швов торчит вата и весь ты уже облезлый и потрепанный. Но в таких делах это совершенно не важно, потому что, когда ты Всамделишный, безобразным ты можешь показаться только тем, кто в таких делах ничего не смыслит.

© Марджери Уильямс, "Плюшевый кролик"

зонтик

"а ты знаешь кто я?.."

Вот, Михалыч со своего автомобильного форума историю мне прислал:

...................

Салон Феррари.
Захожу я - галстук, костюмчик.

Нет-нет, до "феррари" мне как до Китая на сраке, просто работаю недалеко. Вот решил поглазеть на роскошь, а не на средство передвижения.

Поговорил с консультантом, он оставил меня посмотреть машины, сам удалился к иному человеку.

Тут заходит весь из себя такой мажор лет 18-20, наглючий и пахабный.
Презрительно оглядывая все вокруг, подваливает в своих аляповатых гламурных одеждах ко мне. Ну вы сами таких кадров по телевизору видите, они обычно что-то поют: странного вида темные очки, безобразная прическа, джинсы на пять размеров меньше, явно китайские кроссовки с надписью "ДэГэ" по всей длине, "верту" в руке для саморекламы, сверкает ювелиркой как новогодняя елка.

Подруливает ко мне:

- слы. мне тачку надо попонтовей!

Я понимаю, что он спутал меня с консультантом, потому вхожу в роль, улыбаюсь и изрекаю:
Collapse )

снег и фонарь

Болит, - говорит...

- Болит, - говорит, - только это нельзя в словах.
- Как быть, - говорит, - если пойман, как рыба в сеть.
И пусть в меня бросят камень, раз виноват,
но если не виноват, пусть оставят все.

И шёл за туманом белым, встречая дождь.
Под ноги ему бросался, как пёс, сентябрь.
И вот он уже без дома, ещё не бомж,
и вынести как-то надо такой удар.

Вот он возвращается и открывает дверь.
Проходит на кухню, включает на кухне свет.
Всё так же, всё то же, подходит к концу четверг,
всё в доме на месте, но дома отныне нет.

Всё в доме на месте – вот чашка, а в ней кефир.
Ножи, табуретки, в пакете вчерашний хлеб.
Всё это похоже на странный какой-то фильм,
в котором он сам снимается много лет.

Две луковицы завядшие на окне,
и там, за окном – дорога и магазин,
и вот он - билет на поезд в один конец,
в сиротское время года потерь и зим.