January 27th, 2014

зонтик

27 января - день снятия блокады Ленинграда

Я как рубеж запомню вечер:
декабрь, безогненная мгла,
я хлеб в руке домой несла,
и вдруг соседка мне навстречу.
— Сменяй на платье,— говорит,—
менять не хочешь — дай по дружбе.
Десятый день, как дочь лежит.
Не хороню. Ей гробик нужен.
Его за хлеб сколотят нам.
Отдай. Ведь ты сама рожала...—
И я сказала: — Не отдам.—
И бедный ломоть крепче сжала.
— Отдай,— она просила,— ты
сама ребенка хоронила.
Я принесла тогда цветы,
чтоб ты украсила могилу.—
...Как будто на краю земли,
одни, во мгле, в жестокой схватке,
две женщины, мы рядом шли,
две матери, две ленинградки.
И, одержимая, она
молила долго, горько, робко.
И сил хватило у меня
не уступить мой хлеб на гробик.
И сил хватило — привести
ее к себе, шепнув угрюмо:
— На, съешь кусочек, съешь... прости!
Мне для живых не жаль — не думай.—
...Прожив декабрь, январь, февраль,
я повторяю с дрожью счастья:
мне ничего живым не жаль —
ни слез, ни радости, ни страсти.
Перед лицом твоим, Война,
я поднимаю клятву эту,
как вечной жизни эстафету,
что мне друзьями вручена.
Их множество — друзей моих,
друзей родного Ленинграда.
О, мы задохлись бы без них
в мучительном кольце блокады.

Ольга Берггольц, из "Ленинградской поэмы".

Collapse )

снег и фонарь

потом

Пришёл Карабас-Барабас, и сделал «р-раз!»
И все задрожали.
- Ой, а у вас ниточка оборвалась…
- Да она нужна ли…

Замолчала ярмарка, вопросы ветер унёс.
Что это значит?..
У любопытной Варвары отвалился нос.
Варвара плачет.

Маленький балаганчик, большие миры,
но Карабасов больше.
Не плачь, Варвара, это только начало игры,
оно положено.

Все карабасы соберутся в один большой карабас,
начертят знаки.
Не плачь, Варвара, на этот раз
не надо плакать.

Теперь уже не поправить нам ничего,
входят в город тени.
И вот он топнул одной ногой, топнул другой –
раскололось время.

А мы одного впустили, а их уж сто,
откуда их столько?..
Погрузился город в тревожный сон,
потемнело облако.

Сны большой страны холодны, как лёд,
было – и не стало…
И никто не плачет, никто никого не ждёт...
...
вот и всё, пожалуй.