June 6th, 2015

зонтик

шёл человек по городу...

Он запрыгнет в шестой трамвай (ему нужен пятый)
и не сразу поймёт, что совсем не туда он едет.
Из гостей он придёт домой в незнакомой шляпе,
только этого он, конечно же, не заметит.

Он не может запомнить имя своей соседки.
Он не знает, где что дешевле, а где дороже.
Он садится у батареи на табуретку,
и грызёт конфетку и смотрит в окно на дождик.

А затем надевает плащ, надевает шляпу,
ищет зонт… (он его оставил в шестом трамвае)
надевает ботинки, на полочку ставит тапки,
улыбается, а чему – ещё сам не знает.

Впрочем, нет, он знает… Он знает, что выйдет солнце.
Вот он выйдет, и солнце выйдет, и станет сухо.
И не надо об этом, в сущности, беспокоится,
о зонтах, о не тех трамваях и прочих штуках.

И потянутся снова ветви в большое небо,
и расслышит он тонких стеблей и листьев шёпот…
Вот идёт он по тротуару такой нелепый,
вот идёт он, такой хороший… и хорошо так...

с флейтой

о любви

В 1988 году распалась одна неординарная пара: сербская художница-перформанистка Марина Абрамович и Уве Лайсиспен, известный под псевдонимом Улай.

Много лет они нигде не пересекались, не виделись... но жизнь иногда выдаёт нам неожиданные сюжеты...
В 2010 году художница проводила арт-перформанс «Глаза – зеркало души» в Музее современного искусства в Нью-Йорке. Его идея заключалась в том, что Марина, глядя в глаза, разделяла минуту молчания с любым человеком, который сядет напротив неё.

За всё время представления (а это более 716 часов) художница посмотрела в глаза 1,500 посетителям. И тут на стул перед ней сел тот, кого она не видела больше 30 лет



с флейтой

всё, что осталось

И всё, что осталось – какое-то слово, какое-то слово, какое-то имя, а что это значит?.. а что в нём такого?.. и что оно прячет в огромном и синем над нами, над нами, нас не замечая, (но тихо, но тихо за утренней дымкой оно появляется, не исчезая, под облаком белым, на тонких пружинках )…

и время не властно, нет, время не властно, и жизнь не напрасна, и всё это с нами!...
(вот действие третье, и скоро развязка, затем и финал, трам-пам-пам, до свиданья…)

постойте!.. распутайте нас, отпустите!.. мы стали, как дети, мы смотрим, немея на всё это небо, на тонкие нити, где все отраженья имеют значенье… Постойте, в круженье задумчивых вальсов вы сами забыли, где было начало!.. Но звуки срываются с кончиков пальцев и нам не дают доиграть до финала…

…начнём же по-новой, легко и беспечно, слова и движенья меняя местами -
вот имя, вот слово – уже бесконечно, как небо, как воздух, как ветра дыханье…

(....)