September 14th, 2015

зонтик

- - - - - - -

Вчера утром меня разбудил телефон. Звонила бывшая директор Дворца Творчества, которой позвонил бывший муж моей бывшей коллеги, чтобы спросить о том, где можно найти её бывших друзей, бывших учеников, бывших коллег?... В общем, слёт теней какой-то. И никого рядом, а человек-то умер…

В нашем городе имя Татьяны Выборновой известно многим. Яркий человек, вот уж для кого Господь не поскупился талантами. Когда-то она возглавляла у нас во Дворце клуб авторской песни, проводила концерты, выезжала на фестивали и концерты  сама. Редкий голос, редкая манера исполнения, потрясающий слух. Рисовала, лепила, делала какие-то интересные штуки своими руками. И сама яркая, интересная – вроде бы всё в её жизни должно было сложиться самым благополучным образом.

…3 сентября соседи Татьяны вызвали МЧС, потому что в подъезде дышать уже было нечем. Почему они не сделали этого раньше, не понятно – двухнедельный труп уже разложился до такой степени, что сами МЧС-ники смогли только забежать в квартиру, запечатать тело в мешок и тут же выбежать на волю.

После этого неделю труп лежал в судмедэкспертизе – без документов, без родственников – никто им не интересовался. Затем кто-то из Татьяниных соседей нашёл телефон её бывшего мужа и позвонил ему. Они расстались 20 лет назад, последние 4 года не виделись совсем.

Мы созвонились, Толик в полной растерянности. Нужно как-то похоронить – документов нет, денег нет. Я говорю, ты не переживай за деньги, соберём как-нибудь, её же многие в городе знали. А вот паспорт и всё остальное нужно найти.
- Я не понимаю, как в её квартире что-нибудь можно найти… - отвечает Толя. – Последнее время она побиралась по помойкам и тащила всё в дом – там ужас что творится… Говорят, что есть такое заболевание – нести в дом найденное в помойке… Находиться в этой квартире нельзя, это могильник какой-то, и ни одного чистого места… Где там можно хоть что-то найти, не представляю…

Последние лет 10 Таня в моём Дворце уже не работала. Заходила иногда денег стрельнуть – я ей всегда давала, сколько могла. Её попросили уйти из Дворца, потому что дети и вино – две вещи несовместные. На какой-то работе может быть и возможно работать и выпивать. Но учителю… тут что-то одно, или – или…

Я знаю, что она пела в церковном хоре – там кормили обедом. Говорила, что уверовала прям сильно. Делала какую-то сувенирку, сдавала в салоны. Покупали по всей видимости плохо. Что-то где-то пела за какие-то гроши, а, может, за еду и стакан. Бывшему мужу говорила: - Ты помрёшь под забором, вот помянешь мои слова!.. А я умру с почестями, меня весь город хоронить придёт!! Кругом венки, цветы, все плачут – вот как меня хоронить будут!!..

Раненое самолюбие талантливого человека. Всё – пшик, всё – в стакан. Зачем-то притащила в дом обломки какого-то забора – под ними и померла в одинокой своей загаженной квартире… Передоз карвалола, сказали. Последнее время она перешла на корвалол. Говорят, с него тоже можно «улететь»…

зонтик

пить или не пить

А мне вот какая вещь вспомнилась.
Есть у меня хорошая знакомая, художник. Когда-то в былые времена, когда ещё много сил бурлило в организме, любила она вот это дело – посидеть за дружеским столом, выпить по-хорошему… да кто из нас не любил-то. Но тут такая вещь – если часто, то уже зависимость наступает, тем паче ежели душа и голова требуют банкета…
Как-то она мне призналась: я, наверное, алкоголиком становлюсь. Да ладно тебе, говорю. Ну, поржали.

Однажды возвращалась она во хмелю из гостей, упала, сломала руку. Сильно сломала, с какими-то сложностями.
Говорит: это всё из-за того, что я пешком домой подшофе пошла. Буду умней теперь.
Вылечилась. В следующий раз не пошла пешком из гостей, поймала машину, или кто-то повёз её, но не суть. Попала в аварию. Не ужасную, отделалась ушибами, но всё равно.

Прихожу её навещать, а она лечит синяки свои и говорит: ну всё. Три раза Он меня, дуру пьяную, предупреждал – ничего я не поняла. Первый раз я деньги потеряла. Второй раз руку сломала. В третий раз в аварию попала. Я так понимаю, что в четвёртый Он на меня херовину какую-нибудь сверху уронит, чтоб окончательно мозги на место поставить. ВСЁ. Пить больше не буду, хватит, я жить хочу.

И действительно, бросила. И пить, и курить. И осталась такой же весёлой и заводной, всё посмеивалась над собой, рассказывала про борьбу за здоровый образ жизни. Но вышла из борьбы победителем. Похудела, залучезарила. Как там, в речёвке: «всем ребятам пример».

Уж лет 20 не пьёт. Нет, может бокал сухого по поводу, а сейчас и сигаретку иногда себе позволяет. Но это сейчас, сейчас можно. А тогда, во время борьбы – ничего нельзя было. Но, что важно, народ в округе её поддерживал, мол, давай, молодец, будь живее всех живых, ну хоть кто-то на нашей могилке слово доброе замолвит и нас всех переживёт!..

А что говорить – уж многих и нет… По разным причинам ушли, но до нормальной старости не дожили, не получилось… Но я не о том. Просто человек сделал выводы и изменил свою жизнь. И нельзя было по-другому, значит. Кому-то, может, и можно, а вот ей нельзя было.

А другой мой приятель бросил пить, и всех теперь мучает своим испорченным от этого характером. Нервный стал, занудный – "к чему, - говорит, - мне такая правильная жизнь?.." Вот разве что жена радуется всё равно. Вон, говорит, мой герой – в сарайку пошёл за огурцами. А герой возвращается и говорит: ненавижу эти ваши огурцы, водка вкуснее. А вы, бабы, дуры, и не понимаете ничего. И смеётся потом, и уже не гневается.