December 1st, 2015

обычная

ну это когда идёшь идёшь а эмоций больше чем действий

Друг мой, а я не знаю опять, где выход, замерло всё внутри ледяною рыбой,
то ли ты выгнан, то ли ты кем-то выгнут,
то ли ты где-то был, а сегодня выбыл.

Нынче всё осень, осень, и день, зажатый между землёй и небом, не станет ярче.
Если нас время снова берёт за жабры,
значит начнём дышать через раз, не чаще.

Думать, что всё решится само – ошибка, как и уйти от всплывших проблем под воду.
В мире не то, чтоб зябко, но как-то зыбко,
кажется, что вот-вот, и случится что-то.

Перелистнуть страницу, закончить тему, просто куда-то деться, залезть в берлогу,
только ведь страх проходит и через стену,
и всё равно догонит в любой дороге.

Жмуриться, говорить себе только правду, плакать нельзя, нельзя, говорю, увидят,
слушайте, научите меня не плакать – если умеет кто-то, то научите,
видимо, и с дождями такое дело, кран завернуть хотят, но никто не может,
видимо, я так грела, что загорелась,
тушат меня и сверху и снизу тоже.

То, что принять не сможешь, тебя раздавит (выключить свет, забраться под одеяло...)
в детстве я знала много различных правил,
их не учили в школе, но я их знала,
и повторяю сквозь темноту и осень, будто бы мне всё те же почти двенадцать,
что мы матросы,
мы навсегда матросы,
значит не надо нам ничего бояться,
значит длиннее вдох и короче выдох, значит мы больше живы, чем всё такое…
дождь, замерев, ушёл, как же стало тихо.
облако сжалось медленно, став звездою.

(осень 2013 )

пикассо

. . . . . . .

МАХА

На стене висела Маха,
И народ от счастья млел.
А была б на ней рубаха,
Кто бы на неё смотрел?!

Николай Манжос, Харьков