December 16th, 2015

слоники

нежные люди

Сегодня мои пятилетки сочиняли стихи. Они сами захотели сочинять стихи.
Я им сначала прочитала Пушкина, потом мы разыграли Хармса. А затем им захотелось сочинять.
И они сочиняли и сочиняли, я им только помогала с рифмами. Вот такое, например:

Мы идём и снег идёт.
Мы бежим, а снег лежит.
Снег на крыше, за окном,
белым стало всё кругом.
Хочешь, я тебе спою
про мечту мою?


…Я шла домой по заснеженным улицам и вспоминала эти стишки, крутила их в голове. И встречала грустных прохожих, больших, печальных людей, и думала о том, что в каждом из нас есть замысел Божий, и каждый рождён поэтом. Но позабыл об этом.

Дети — это маленькие нежные люди, для них весь мир — музыка и ритм, для них всё на свете — игра. Много вы в жизни встретили нежных людей? Идите к детям, раскройте им свои руки, улыбнитесь им, придумайте для них сказку. Учитесь у них превращаться в принцев и принцесс, радоваться стёклышку, видеть во всём живое, жалеть небо во время заката, жалеть тающий снег, увядший цветок.
Дети не умеют врать, их ещё не научили, они реагируют на мир открыто. Скоро они пойдут в школу, сядут за парту и мир медленно начнёт обучать их искусству быть не собой. И они перестанут быть нежными, разучатся быть поэтами, утратят воображение и начнут мыслить штампами, и высший замысел именно этой души будет навек утрачен — она станет управляемой, закрытой и скованной условностями.
И вот как бы сберечь эту нежность, чтобы слышали они музыку во всём и носили её в себе, чтобы никто не смог её прогнать и остановить этот танец…
И тогда, чем бы они ни занимались — они будут счастливы.

слоники

- приходи танцевать со мной -

/ Этот текст — ответ на восклицание одной моей подружки к моему предыдущему посту о поэтах: «.. ну что за бред?! Ну ты представь мир, состоящий из одних поэтов! Это же катастрофа!..» /
……………….

Я вспоминаю историю одного мальчика, сына репрессированного и восьмого ребёнка в семье, живущего со всей семьёй в бараке. На протяжении месяца он отдавал свой обед (50 гр.хлеба и ложку сахара) другому ссыльному мальчику за то, что тот через месяц отдаст ему книгу с репродукциями картин Айвазовского — мальчик очень хотел есть, но книга была важнее, на бессознательном уровне он понимал, что эти картины дадут ему гораздо больше, чем кусок хлеба.

Когда человек способен поставить духовные ценности выше желудка, этот человек — поэт. И неважно, что он не сложит никогда ни одной строчки — у этого человека душа поэта. «Но если людей превращают в машины, то обязанность поэта — снова сделать из этих машин людей.» — сказал Лессинг. Поэт определяется не качеством рифм. Поэт определяется способностью ЧУВСТВОВАТЬ. И жертвовать. Поэт в высшем своём назначении.

Я не знаю, кем стал тот мальчик, который брал хлебом за «посмотреть книжку», история об этом умалчивает. А о том мальчике, который потом не расставался с книгой, где шумело вольное море, узнала впоследствии вся страна. Это был космонавт Алексей Леонов — голодный мальчик из барака, выживший благодаря картинам Айвазовского (как он сам потом признавался).

В ребёнке нужно поддерживать и воспитывать поэта не для того, чтобы он впоследствии стал Пушкиным — Пушкиным нужно родиться, этого не воспитаешь. Поэт в человеке — это чисто нравственная категория.
Жрец из погибшей Атлантиды, миривший людей словом — был Поэтом.
Пифагор, считавший, что математика вышла из поэзии и начинавший каждый урок стихами — в душе был прежде всего поэтом, а потом уже учёным и философом.
Одна женщина рассказывала, как во время землетрясения в Польше среди находящихся в убежище людей в какой-то момент началась паника, и она стала декламировать стихи — Пушкина, Есенина — всё, что помнила. И люди затихли и слушали её, и сами начали вспоминать стихи, которые знали когда-то. Так вот, в душе этой женщины жила музыка. И она поделилась ей, и люди стали лучше. Это абсолютно поэтическое и творческое поведение.

Термин «творческое поведение» впервые я услышала от своего преподавателя С.А.Баркана. Человек, умеющий вести себя творчески, навсегда становится поэтом, музыкантом и танцором в любом деле, каким бы он ни занимался — хоть табуретки будет делать, хоть макраме плести. Воспитывать в ребёнке Поэта — это спасать его будущее, и будущее всей страны в итоге.

Каждый ребенок знает Бога —
не бога имён,
не бога запретов,
не бога, все время творящего странные вещи,
а того, который напевает только четыре слова
и повторяет их:
«Приходи танцевать со мной».

Хафиз