March 23rd, 2016

зонтик

Дорога до Москвы

Странная вещь — проезд до Москвы становится всё дороже, а поездка превращается во всё большее испытание. Не на комфортабельном автобусе, откинувшись на кресле — а в тесной маршрутке, забитой до отказа людьми и вещами ты едешь 5-6 часов, упираясь коленками в кресло перед собой, под тяжкие вздохи соседа, у которого ноги ещё длинней.

Место мне досталось самое первое, у окна — сразу передо мной перегородка и кресло водителя. Между мной и соседкой встала моя гитара — как смогла встала, полубоком, упираясь в мою ногу.

Через какое-то время моя соседка, женщина простоватого вида с сумками и авоськами вокруг себя, раздражённо повернулась ко мне и недовольно произнесла:
— Нет, я так не могу ехать, ваше вот это вот мне мешает!
Я огорчёно вздохнула и извинилась. И добавила:
— Я не знаю, как мне облегчить ваш путь. Хотите, мы поменяемся местами? Тогда я поставлю гитару в проход и она не будет вам мешать.
Женщина вдруг расслабилась, заулыбалась и ответила:
— Да нет, я не могу у окна ездить, там совсем некуда ноги девать, потерплю, чего уж. А вы вот угощайтесь. — и она достала откуда-то из-под ног большую тарелку с виноградом.

Я взяла из вежливости одну ягоду, поблагодарила и придвинула гитару к себе ещё плотнее. Ехать стало совсем неудобно, но, посмотрев на повеселевшую соседку, довольно жующую виноград, мне стало радостно, что хоть кому-то из нас двоих поездка будет приятной.

Через какое-то время колени мои окончательно затекли и заныли и я думала только о том, чтобы это не помешало мне потом выступать и прыгать на сцене — колени вообще у многих слабое место, и у меня в том числе.

Я думала, чем могу себе помочь и вспомнила случай, который описывал в своей книге гуру Радханатха Свами, как однажды ему пришлось сидеть на земле неподвижно несколько часов и ждать, пока ядовитая змея, обившаяся вокруг его ноги во время медитации, не уползёт к себе в нору. Тогда Радханатха представил себя деревом, безмолвным и неподвижным, слился мыслями с деревом и спокойно прошёл это испытание.
Деревом представить мне себя никак не удавалось, разве что пеньком убогим на обочине, и я начала размышлять, о чём думает пенёк, представлять, какая вокруг меня полянка — и неожиданно для себя впала в некое оцепенение, и, практически уже ничего не чувствуя, вырубилась и проспала до самой Москвы.

И колени, кстати, когда я встала, не болели. Наверное потому, что у пеньков коленей нет.
с флейтой

репетиция

Я люблю отличников, и работать люблю только с ними. Именно они берутся за самые сложные задачи и именно на них, как правило, можно положиться. Двоечники наобещают, наврут, заговорят тебя и в итоге останутся ни при чём. Троечники сделают абы как, лишь бы была видимость, но после них всё рассыплется. У четвёрочников может не хватить какой-то одной детали, но, в общем, табуретка будет стоять. А у отличников табуретка будет не только стоять, но, возможно, даже ещё и петь. Но отличников в наше время встречается всё меньше, их время уходит, а на смену им приходит «абы как» и «типа того» — и это почти во всём.
Collapse )