April 11th, 2016

зонтик

пословицы и поговорки Севера

Есть такая чукотская притча, сейчас расскажу.
Жили в яранге три сестры и были они одиноки. Одна была неряха, другая плохо готовила и ела украдкой, а третья всё умела, да язык длинный имела — всех заболтает, всё всем расскажет.
И приехали в ярангу женихи.
Один взял себе неряху — ничего, — думает, — страшного: вот полюбит меня, всё как надо делать будет.
Второй взял вот эту ледащую — ничего, — подумал, — откормлю её, и будет она хорошей хозяйкой.
А третью сестру никто не взял.
Через какое-то время наведались в ярангу люди, узнать, почему третья сестра одна-то осталась. А та и давай им всё рассказывать, и про сестёр, и про себя, и про всё, что знает.
Развернулись люди молча, и уехали.
И никто больше в ярангу к ней не наведывался.

.......

Одна из чукотских поговорок такая: «Если ты женщина — то молчи»
Потому как северный народ немногословный и болтливых не любит.
Но вот эта поговорка меня удивила:
«Если ты женщина — ешь остатки».
Вот так вот: молчи и доедай, женщина!!..

А большинство пословиц и поговорок на наши похожи, хоть есть и с местным колоритом:

«Разве ты волк, чтоб так жадно есть?»
«Слово не камень, нигде не застрянет»
«Не лежи, жизнь пройдёт»
«Не хвали сам себя, других послушай»
«Не говори — подумай»
«Раньше времени ревёшь»
«Да у него мозги, как у рыбьей мелюзги» (ненецкая)
«Не ругай, не бей ребёнка, коль не хочешь, чтоб душа его улетела на небо» (эвенкийская)
«Дай человеку рыбы — прокормишь его на один день. Научи человека рыбу ловить — накормишь на всю жизнь» (эскимосская)

один

Часть 7. Мифы палеоазиатских народов (чукчей, коряков и ительменов)

часть 1 -- http://mahavam.livejournal.com/747670.html#comments
часть 2 -- http://mahavam.livejournal.com/747941.html?view=8114341#t8114341)
часть 3 -- http://mahavam.livejournal.com/748255.html?mode=reply#add_comment
часть 4 -- http://mahavam.livejournal.com/748378.html#comments
часть 5 -- http://mahavam.livejournal.com/748950.html#comments
часть 6 -- http://mahavam.livejournal.com/750304.html#comments

В космологической концепции этих народов мир делится на верхний, средний и нижний, но одновременно бытует представление о неопределённой множественности миров, где живущие в одном мире умирают и переходят в другой. Верхний мир, это «облачная земля» — там живёт «народ рассвета» и обитает Творец, Рассвет, Зенит, Полдень и Полярная Звезда, к которой, как олени, привязаны другие звёзды.

Звёзды и созвездия представляются, как люди: Арктур – это предводитель звёзд, Алтаир из созвездия Орла, это родоначальник племени, Орион – это горбатый стрелок из лука, а созвездие Льва – его жена. Солнце же – богатый ездок на белых оленях, а Луна – это солнце злых духов.

В корякской и ительменской мифологиях большую роль играют «облачные люди» (это дети Творца), которые называют людей на земле «нижними жителями». А в преддверии царства мёртвых обитают «люди ранних времён», и там же находится мир собак, с которыми при проходе душа должна быть ласковой. Злые духи, съедающие души, также обитают в нижнем мире.

По чукотским представлениям на краю горизонта имеются проходы между скалами, поддерживающими небо — когда они размыкаются, то создают ветер и пропускают перелётных птиц.
А Полярная звезда — это проход через все миры (герои сказок и легенд прилетают в этот мир на орле или громовой птице, или спускаются по солнечному лучу, по дыму костра, по нитке от иголки, воткнутой в небо)
Collapse )
снег и фонарь

а потом

А потом она тебя выставит вон из дома.
Не словами, а так получится, кто ж поймёт.
И ты будешь искать всё близкое и знакомое,
ненавистное и похожее на неё.

Будешь выть и взлетать с огромными перегрузками,
попадая каким-то чудом в одну из нот.
Но какое кому здесь дело до этой музыки,
солнце падает где-то слева и не встаёт.

Вот — безвременно, одичало, почти беспочвенно.
Что там было — какая разница, всё сотри.
Неопознанные объекты сгорают точками
где-то в небе и где-то там, глубоко внутри.

Забери меня, ледоход улетевших штурманов,
если ты в самом деле знаешь, где есть земля.
Я-то чувствую всей тоскою своей и шкурою,
всей сквозной пустотой сегодняшнего нуля,

где проходит та грань между вымыслом и осмысленным,
где забытые тени всё так же дрожат в углах.
Я уже никуда не вернусь ни душой, ни числами,
пробираясь к своим ледоходам в дремучих льдах.