June 23rd, 2016

зонтик

полёт

И только точки и снег колючий,
и холод жгучий,
и он на взводе.
Глазами водит и курит ручку,
дым выпускает и пишет:
«Полдень».

И он стирается, убывает,
никто ему не придёт на помощь.
И он не чокаясь выпивает
чернила чёрные ровно в полночь.

И тут приходят другие краски,
глаза слезятся,
дрожат ресницы,
и он согласен лететь на красный,
и ничего уже
не боится.

И в нём вращается сто мелодий,
и он сражается,
не сдаётся,
никто не знает, как он свободен
в своём полёте на дно колодца.

с флейтой

Портной Пато

Карман пустой и сундук пустой, в горшке засохший цветок.
Портной Пато мечтал о пальто, а шил всё не то, не то.

Пато улыбался и тихо пел, не слышал его никто…
Пальто Пато хотел не себе, а милой своей Пато.

И танцевала в руках Пато игла и длинная нить.
Успеть хотел он до холодов пальто красивое сшить.

В таком пальто не ходил никто, но думал он не о том —
для милой Пато шил Пато пальто, чтоб было тепло Пато.

Трудился Пато и не день и не два, и много он песен спел.
К стежку и шажку подбирал слова, и он до зимы успел.

А там, за окном, в рубашках Пато, бегали дети гурьбой.
И дети кричали ему: «Пато! Ты лучший на свете портной!»