November 15th, 2016

зонтик

Часть первая

Бывают в жизни времена, когда с ума всё сходит сразу: и кот Кутузов, и начальство, погода вся и даже транспорт – но это не твоя вина,
и ничего уже не в счёт, и в окна дует ветер сильный, и утром не звонит будильник, и мысли задом - наперёд, и на пол падает горшок с цветком, который подарили, что, в общем, тоже хорошо – не зря вчера полы помыли.

И всю стабильность – как рукой, и крыша начинает ехать, а в голове уже два эха, а третье там, над головой, а ты, прогнав туман и сны, уже куда-то там собрался… «Тра-ля-ля-ля» – поёт пространство и с той и с этой стороны, и ты выходишь смело в дверь в душе с каким-то прибабахом, с идиотическим размахом рисуя планы в голове, а в планах люди, города, и ты в них весь, ты ими бредишь – садишься и куда-то едешь, не очень-то поняв, куда.


…«Хотел бы я, благосклонный читатель, чтобы тебе пришлось 23 сентября быть на дороге к Дрездену…» (Гофман), ну пусть не к Дрездену и в середине ноября, но всё складывалось явно в какой-то непредсказуемый узор (как вы поняли, в пятницу я выехала из Иваново в Москву с определённой целью): забронировав на бла-каре мерседес белый, поклажа средняя (о, я поеду как белый человек!), в реале я оказалась в белой раздолбанной маршрутке тире газели с креслами с отвалившимися спинками и такими же подлокотниками, набитой под завязку людьми и багажом, с соседом, который всю дорогу смотрел по планшету первый канал со всеми его играйгармонями и рекламами – в какой-то момент вдруг запели шансон, и в голове у меня начало двоиться: ну всё, сказала я себе, ну всё, везите меня в кащенко, сразу, покуда нет рецедива и я не пою хором, вырвавшись на крышу – но потом оказалось, что это водитель включил радио нам в утешение от долгих дорог и бесконечной африки – печку он не выключал…
Collapse )
зонтик

Часть вторая

Москва – это большой и запутанный город, впрочем, и три берёзы – это большой и запутанный лес, если ты машмахова от рождения и до самого, такскать, погребения. Опасайтесь меня, я влияю.
Повезла-то меня на концерт Лиза, которая дорогу знала и помнила. Но я на неё навлияла так, что увела меня Лиза вовсе не к библиотеке, а в какие-то тёмные дворы, за которыми возвышался то ли дремучий лес, то ли чорный-причорный мост, а была то станция Багратионовская, а вовсе даже не Фили.

Мы вернулись в метро и сказали речь, охранник понял, что мы бедны и кошельком, и разумом, и пустил нас в метро обратно и бесплатно. Но когда мы вышли на Филях и пошли по рельсам-рельсам-шпалам-шпалам под тем самым чорным и страшным мостом ища библиотеку, я окончательно признала бескрайность своего влияния на некогда благополучных разумом людей. И я всё шла за Моисеем, таща гитару на плечах. И думала: ну мало ли в Москве библиотек, к какой-нибудь да выйдем. Важно, что Лиза тут была ни при чём, это я сама всегда и всех сбиваю с толку просто даже своим присутствием. Бойтесь меня, я сбиваю.
.....
Collapse )