October 9th, 2017

зонтик

невротическое

Это когда захлёстывает тоска,
и фонарь от ветра качается во дворе,
и от позднего, неожиданного звонка
обрывается сердце,
как будто бы с визгом дверь
вдруг захлопнулась –
ты не видишь, но слышишь звук,
ты ещё не знаешь, зачем и кому звонок,
но как будто уже замкнулся последний круг,
но как будто уже ты знаешь последний срок.

И берёшь рывком телефонную трубку (дверь
всё скрипит от ветра, тебе её не видать –
этот скрип в твоей измученной голове,
ну а что за ней –
только ночь и звонки опять),
а внутри пожар,
а внутри уже стон и крик,
а куда бежать,
если вдавлен ты в сорок стен,
а внутри сто жал, а внутри у тебя горит,
хоть ещё нет слов и каких-нибудь новостей…

Подожди, постой!
Мысли прыгают, не унять,
подожди – не шторм,
не гроза, ровно пять секунд,
эти пять секунд,
пять шагов до итога дня,
будто в дверь стучат,
будто где-то тебя зовут,
ну а если вдруг –
бред, ошибка, ну что ещё,
ну а если друг
спутал время и весь маршрут…
Подожди, постой,
где ошибка и в чём расчёт,
если там и тут
двери хлопают
там и тут.

слоники

моя диета

В связи с Днём учителя дети третий день несут торты, конфеты и цветы.
– Погибели вы моей хотите, – говорю. – Сплошной холестерин.
– А вот цветы ещё! – радуются дети.
– А цветы я не ем. Хоть бы хто курицу принёс, или там винегрет.
А Женя напёк эклеров.
Обожаю их, злодеев.
Сами сели, сами поели.
Но осталось-то всё равно всего много.
Знаете, как выглядит диета?
Диета приходит на праздник и садится с вами за стол. Пышная такая тетя-Мотя в рюшках и с бабеттой на голове. «Здравствуйте, – говорит, – я Диета Диванна, я с вами тут рядом посижу». Вы едите, а она радуется и записывает, записывает. Жиры там, углеводы. И с каждым куском становится всё веселей.