May 12th, 2018

обычная

Наш личный «Сухомлинский»

Бессмысленно спрашивать «почему?» «за что?..» – не у кого потому что. Появление нового человека на свет можно даже запланировать. Но предсказать, каким и когда будет его уход, нам, простым смертным, не дано.

Я называла её «наш Сухомлинский». И звала «Мэри». Моя коллега, Марина Сухова, была среди нас самой продвинутой в деле всех этих «инноваций» и бумажного кошмара. Потому что нет такого педагога, который при словах «программа», «мониторинг», «компетенции», «технологии» и всякого такого подобного – не вздрогнул бы и не застонал. А наша Мэри тихо вздыхала и отдельно с каждым погружалась в эти научные термины и таблицы, и сидела допоздна, подбирая правильные и умные слова для программ, отчётов и прочего крышесноса. Мы без неё были, как без рук. Мэри впрягалась в эту повозку и никому не отказывала.

Когда 25 лет назад я пришла работать в наш отдел, Марина очень обрадовалась – она заочно знала меня, хранила какие-то заметки и стихи из газет, помнила некоторые мои песни.
Когда же это было, Боже мой – в прошлом веке. Как мы уже давно живём, сколько всего помним…
Collapse )
один

Режиссер Михаил Бычков: «Я считаю, что протест необходим»

"...акцию солидарности с фигурантами «театрального дела» провели всего три десятка театров и моих коллег. А если бы это сделали несколько сотен коллег, если вышли бы перед спектаклем, перед зданием театра, тогда в общественное, в медийное пространство попала бы информация о том, что подавляющее большинство членов театрального сообщества протестуют против того, как ведется «театральное дело». А такой информации нет, потому что все растворено в текучке. Но я воздержусь от того, чтобы упрекать своих коллег. Люди подписывали письма в защиту, писали поручительства, но, к сожалению, в сложившейся системе этого недостаточно."

Режиссёр Михаил Бычков о том, почему невозможен бойкот всех театров в поддержку Алексея Малобродского и "Седьмой студии"

читать -- https://mbk.sobchakprotivvseh.ru/sences/xudozhestvennyj-rukovoditel/