July 20th, 2018

снег и фонарь

закрывай тетрадь

Вот она открывает свою тетрадь, быстро пишет: сон, всё забыть во сне… Ну а, впрочем, лучше не забывать, разве только, только… а, впрочем, нет. Разных слов, ну сколько их в голове, ну и как их вынести одному… Вот когда смогу проходить сквозь дверь, будут и слова уже ни к чему.

И понять захочешь, да не поймёшь, для чего, зачем – ну поди, сложи, что успела – разве увидеть дождь, а хотела что-то понять про жизнь, вот казалось в детстве, когда гроза разразилась рядом, а кто спасёт – нужно просто крепче закрыть глаза, с головой укрыться – исчезнет всё.

Ах какая странная карусель, ну зачем про это, не надо, брось, исчезает всё, исчезают все, пробивая сердце опять насквозь, и слабеет голос, и не позвать, и шаги всё глуше, и тише бег, на столе потрёпанная тетрадь, за столом измученный человек.

Никогда не выйдет, чтоб по уму, и уже не свяжется никогда, всё понять про свет, погрузившись в тьму, излучать тепло, наглотавшись льда – да какая разница, кто поймёт, всё равно останется этот ритм, ты не станешь льдом и не вмёрзнешь в лёд, только не расплавься и не сгори.

Всё уходит в синие миражи, замирают дни, утихает дрожь, я хотела что-то понять про жизнь, а смогла всего лишь увидеть дождь, всё немного вышло за грань, и вот – не увидеть важного, не догнать… Пусть оно идёт, как оно идёт – закрывай тетрадь, закрывай тетрадь.
слоники

работа над стихами

Говорили как-то с Эльмирой Галеевой о стихах, как это всё... И вспомнила я такую вещь, рассказала Эльмире, сейчас повторю – мне кажется это важным.
Когда-то давно в 17 лет я пришла в лит.объединение со своими первыми текстами, поэты там были все старше меня и умудрённее, но никто меня не раскритиковал, выслушали внимательно. Таня Андреева попросила тогда у меня один текст и переписала его себе в блокнот: я подглядела из-за её плеча, что она записывает, а переписала она себе мой стих «Ждём» – у меня он был довольно длинный (поэты, особенно начинающие, любят, как правило, изъясняться с миром очень длинно), но она оставила себе только три четверостишия из всего моего словесного поезда.

Я ничего не сказала, но задумалась. У меня есть такая черта с детства: я всё время задумываюсь и делаю выводы. И я поняла, что Таня была совершенно права. Она убрала всю «воду» и оставила только самое главное. Этому нужно учиться – не говорить лишнего, не болтать даже в стихах. С этого началась моя работа над текстами – стихи могут быть короткими или длинными, но в них нужно стараться избегать лишних слов, вот этих наших любимых объяснений одного и того же в сто пятый раз, страха, что сейчас тебя не поймут и поэтому я вам сейчас всё ещё раз расшифрую и повторю, повторю… ну, в общем, вы поняли.
У меня и сейчас так бывает, особенно с прозой – наваяю километр, а затем перечитаю и выкину половину или больше. Я очень хорошо запомнила свой первый опыт )

А стих в оставшейся редакции (если уж для истории) , то вот он.

Ждём

Ждём, ждём.
Ждём постоянно, трудно.
В штиль, в шторм.
Вечером ждём и утром.

Ждать – жуть.
Ждать ежедневно, отчаянно.
Ждут, ждут.
За болтовнёй, за молчанием.

Час, год.
Дни промелькнут, и канут.
Ждём, когда повезёт.
Верим, что не обманут.