August 10th, 2018

слоники

были дали голубыми

хотела переделать стишог, а потом подумала-подумала, и оставила, как есть
..............


Человек с восточным носом, а в руке халва,
смотрит на меня с вопросом, как ты, мол, жива?
Нет таких у солнца функций – повернуть назад.
А глаза его смеются, чОрные глаза.
Дядя, лето мне – отрада, но не тридцать семь.
И жары такой не надо, и халвы не ем.
Ни орехов, ни печенья, мне б воды глоток.
Вот дождусь, повечереет, сяду на пенёк.
Стукну в ржавую кастрюлю, да взбодрю мозги:
ой вы, люли мои, люли, прежние деньки!
Я-то помню, как летала, позабыв покой,
я такой ещё бывала, я была такооой!...
Были дали голубыми, были васильки,
и под окнами моими не одни пеньки,
были кони вороными, длинная коса,
и весёлые, хмельные, чёрные глаза.
с флейтой

:)

У нас в городе в августе проходил фестиваль «Муз-парковка», одним из сюжетов было прочтение стихотворения любимого автора. Стихи читали все, кто хотел, от мала до велика.
Какого же было моё удивление, когда, просматривая фотографии, я увидела человека с моей первой книжкой «Маме Кенгуру» :-) Оказывается, это был Михаил Гусев, завуч 29 школы.
Радостно )




мать с флажком

Белые Пионеры

Однажды в холодном, дождливом июне в начале 2000-х я работала в детском лагере воспитателем. Взяла себе в вожатые трёх подростков — дочь Элю, племянницу Янку и ученицу Катю. Было им тогда по 14 лет.
В отряде у меня – сорок с чем-то детей от семи до десяти лет, сам лагерь только что куплен какой-то фирмой, старый такой советский лагерь…

Вокруг – непроходимый лес, на территории – невиданные нами доселе тучи комаров, а на дорожках – застывшие с тех ещё советских времён фигуры белых пионеров… Все они уже были инвалидами, хоть некоторые ещё держались за свои горны — зрелище, скажу я вам, не для слабонервных… Вот белый однорукий пионер приложил горн к губам, но на месте носа у него дыра… А вот белая пионерка присела на корточки и смотрит на своё ампутированное запястье (там должна была быть рука с книгой)… Белый мальчик обнимает глобус, галстук есть, а головы – увы… Ну и весь этот апокалипсический парад завершал весёлый каменный коричневый олень. Он бодро поднимал рога в небо и трубил пионерские песни. Пионеров дети побаивались, на олене сидели всем отрядом — даже на рогах. Олень был несокрушим.
Collapse )