August 24th, 2018

слоники

артистка на исповеди

так как сегодня день рождения у старинной моей подружки Люська, помещу про неё рассказик для радости

* * *

… – А вот скажи, матушка, – осторожно продолжал расспрашивать артистку дедушка-священник, – А ты нечисть никакую на сцене не представляешь?..
– Да что вы, батюшка! – испуганно всплеснула тонкими ручками Люсёк. – Я больше зайчиков играю, грибочки…
– Зайчики, грибочки, это хорошо, – удовлетворённо закивал батюшка. – Но вот… ты ведь одинокая… Небось мушкетёры-то у тебя бывают?..
Люсёк потупила сине очи и вздохнула.
– Всякое бывает, батюшка, чё там…
– Грех, матушка. – мягко пожурил отец заблудшую. – Сперва ведь под венец надобно, а потом уж и вольности.
– Грешна, грешна, – закивала головой Люсёк. – Каюсь.
– Ну вот ты артистка, – наставительно продолжил батюшка. – Наверняка ведь и вино у вас там, и курение?..
– Да как сказать, батюшка, – опять вздохнула Люсёк. – Вина я не пью, а вот курить – курю…
– Ой грех, матушка!.. – завздыхал священник. – Что не выпиваешь – хорошо, но курение – ой, грех…
– Да ведь я нехороша становлюсь, коль не покурю, батюшка! – горячо начала объяснять Люсёк. – Сварлива, гневлива становлюсь, страсть!.. Прямо так и готова всех коллег передушить!!..
От неожиданности батюшка вздрогнул и даже подался немного назад. Было ощущение, что последующие слова у него вырвались сами прямо из глубины души:
– Тогда уж лучше кури, матушка! Уж лучше кури!..

........

2012 г

Р.С. к слову сказать, Люсёк уже давно не курит и теперь со всех сторон чисто ангел
с флейтой

старик и море

Мама вздыхает: я от тебя устала.
Мне ведь немного нужно, точнее – мало.
Можно, я эту кашу не буду больше?
Я отвечаю тихо: конечно, можно.
Я убираю кашу: тебе поспать бы…
Мама, ты мой отважный худой солдатик.
Долгие дни недели застыли будто.
Мама лежит в постели, вставать ей трудно.

Трудно, всё нынче трудно, но кто же спорит.
Мама, ты помнишь утро, старик и море?
Снится Сантьяго воля, большие звери.
Снится, как львы из моря идут на берег…

Волны его могли бы накрыть бездушно.
Рыба его тащила куда-то дальше.
Это была не рыба – гораздо хуже.
То, что за всеми нами придёт однажды.
Рядом акулы, небо темней и ближе.
Смерть пожирает смерть через боль и волны.
Старый Сантьяго выжил, не мог не выжить.
Вышел на берег ночью непобеждённым.

…Снова гляжу на звёзды, на город тёмный,
время, его не взвесить и не измерить…
Жизнь продолжает жизнь по своим законам.
Рыжие львы выходят из волн на берег.