October 23rd, 2018

слоники

про черепаху и крокодила

Группа 4-5 лет. Я бросаю мяч всем по-очереди и начинаю предложение. Ребёнок должен его закончить.

– Жил-был на свете… – начинаю я и бросаю мяч первому ребёнку.
– Крокодил. – продолжает он.
Я: – И встретил он однажды…
– Черепаху. – добавляет следующий сказочник.

Я: – Привет, Черепаха! – говорит Крокодил. А Черепаха…
– Спряталась!
Я: – И куда она спряталась?
– В панцирь!

Я: – Выходи, Черепаха! – говорит Крокодил…
– Я тебя съем! -- добавляет следующий ребёнок.
– Ну вот, приехали. – грущу я. – Это чем же Крокодилу Черепаха не угодила?
– А потому что она в панцире!

– Так Черепаха же от страха! А Крокодил-то добрый был?
Дети: – Да!!
– И не будет он никого есть тогда. – говорю я. – Да и опасно это, зубы можно поломать. Давайте дальше сочинять.
– Давайте!

– Оглянулся Крокодил, – продолжаю я сказку, – смотрит, а он не один, и навстречу ему бежит…
– Зайчик!
– А ещё кто?
– Котик!
– А ещё?
– Снежная Королева!..
– И пошли они все…
– В царство!
– В чьё? – удивляюсь я. – К Королеве? Там же холодно. Вот вы бы пошли жить в царство Снежной Королевы?
– ДААА!! – кричат дети.
– А я не пойду. – говорит Дуня. – Потому что я чер-вя-чок.
слоники

друг мой Памятник

Вчера почти уже ночью звонит мой рязанский друг Памятник, в миру Виктор, спрашивает:
– А ты чего трубку не берёшь?
– А я не беру?
– Уже сто раз!
– Не слышу, или работаю… Раньше телефон всегда при себе носила, мама могла позвонить в любой момент. Теперь он в рюкзаке, забываю про него.
– Да, мне Михалыч сказал…
– Прости, я тебя с круглой датой не поздравила – не до того было. Ты как юбилей-то справил?
Памятник оживляется:
– Сделал себе подарок. Накануне взял свои вещи, удочку, рюкзак…
– и-и-и?..
– …ушёл от своей женщины.
– Смело.
– Да полно.
– Ну и правильно.
– Да не знаю, что правильно.
– Да всё к лучшему
– Да не в курсе я, всё ли к лучшему
– Да ты прям Сократ. «Что ни сделаешь, всё равно пожалеешь».
– Да не жалею я.
– А ДР как?
– Пришёл домой, выпил пива. Проснулся утром, прям в день рождения – ой, где я?.. Набрал воды в тазик и пошёл умываться на балкон.
– На балкон.
– Да на балконе у меня знаешь как!.. Луну видно, яблоками пахнет. Душевный покой и отдохновение.
И тут Памятник взял яблоко и начал грызть его прямо мне в ухо.
– Антоновка, антоновка! – радовался он.
– Выглядишь хорошо. – резюмировала я. – Здоровье в порядке.
– В порядке, в порядке. – подтвердил он.
– Мне Чикина сказала, что ты красавец просто у нас.
– Я-то? Ну что есть то есть. А я заходил к ней тут как-то с утра, поил её кофе. У меня ж турка хорошая есть, керамическая, я в ней кофе варю. Пришёл к ней, сварил кофе, напоил. И дальше пошёл.
– Разделяю.
– Отож.
– Я спать пойду.
– Но ты трубку-то бери в другой раз.
– Прекрати грызть мне в ухо.
– Это антоновка.
– Обожаю.
– Хорошее яблоко.
– Обоих.
– Приезжай, кофе сварю.
– Ремонт доделай сначала. А я спать…
– Давай, давай.
слоники

"Бессмертная трилогия" Анатолий Мариенгоф

"На девятнадцатом году революции Сталину пришла мысль (назовем это так) устроить в Ленинграде "чистку". Он изобрел способ, который казался ему тонким: обмен паспортов. И десяткам тысяч людей, главным образом дворянам,стали отказывать в них. А эти дворяне давным-давно превратились в добросовестных советских служащих с дешевенькими портфелями из свиной кожи.
За отказом в паспорте следовала немедленная высылка: либо поближе к тундре, либо - к раскаленным пескам Каракума.
Ленинград плакал.
Незадолго до этого Шостакович получил новую квартиру. Она была раза в три больше его прежней на улице Марата. Не стоять же квартире пустой, голой.
Шостакович наскреб немного денег, принес их Софье Васильевне и сказал:
- Пожалуйста, купи, мама, чего-нибудь из мебели.
И уехал по делам в Москву, где пробыл недели две. А когда вернулся в новую квартиру, глазам своим не поверил: в комнатах стояли павловские и александровские стулья красного дерева, столики, шкаф, бюро. Почти в достаточном количестве.
- И все это, мама, ты купила на те гроши, что я тебе оставил?
- У нас, видишь ли, страшно подешевела мебель, - ответила Софья Васильевна.
- С чего бы?
- Дворян высылали. Ну, они в спешке чуть ли не даром отдавали вещи. Вот,скажем, это бюро раньше стоило...
И Софья Васильевна стала рассказывать, сколько раньше стоила такая и такая вещь и сколько теперь за нее заплачено.
Дмитрий Дмитриевич посерел. Тонкие губы его сжались.
- Боже мой!..
И, торопливо вынув из кармана записную книжку, он взял со стола карандаш.
- Сколько стоили эти стулья до несчастья, мама?.. А теперь сколько ты заплатила?.. Где ты их купила?.. А это бюро?.. А диван?.. и т, д.
Софья Васильевна точно отвечала, не совсем понимая, для чего он ее об этом спрашивает.
Все записав своим острым, тонким, шатающимся почерком, Дмитрий Дмитриевич нервно вырвал из книжицы лист и сказал, передавая его матери:
- Я сейчас поеду раздобывать деньги. Хоть из-под земли. А завтра, мама, с утра ты развези их по этим адресам. У всех ведь остались в Ленинграде близкие люди. Они и перешлют деньги - туда, тем... Эти стулья раньше стоили полторы тысячи, ты их купила за четыреста, - верни тысячу сто... И за бюро,и за диван... За все... У людей, мама, несчастье, как же этим пользоваться?.. Правда, мама?..
- Я, разумеется, сделала все так, как хотел Митя, - сказала мне Софья
Васильевна.
- Не сомневаюсь.
Что это?..
Пожалуй, обыкновенная порядочность. Но как же нам не хватает ее в жизни! Этой обыкновенной порядочности!"



тра-ля-ля

* * *

Семилетний ребёнок говорит:
– Я ещё не знаю, кем буду работать, когда вырасту. Но если я умру, то буду работать ангелом.
– Чьим ангелом? – интересуется другой ребёнок.
– Ангелом детей. Буду охранять их.

(группа 7-8 лет)