November 4th, 2018

ангел

40 дней

Мама мне пока не снится.
Я сама просила её об этом: не надо, пока не приходи, мне слишком больно. Мама всегда боялась причинить кому-то неудобство или неприятность – я думаю, что именно поэтому она в эти дни не приходила ко мне, хоть мы и договаривались.
Разговор о том, что когда-нибудь она уйдёт «за синюю гору, зелёный лес» у нас, конечно, заходил. Я старалась перевести эти темы в юмор, мне не хотелось думать о том, что я когда-нибудь останусь без неё. Но я говорила: «Ты уж не пропадай Там надолго, приходи ко мне, рассказывай, как и что, с кем встретилась. Я всегда тебя буду ждать». И она кивала, соглашалась. «Обязательно буду приходить, не волнуйся», говорила она. Мама никогда не врала, она просто не умела. Поэтому я верю, что она будет мне сниться и рассказывать, что там и как.

А Эле бабушка снилась уже три раза. Первые два она сосредоточенно собирала вещи, Эля говорила ей: давай помогу!.. но мама, то есть её бабушка, только отвечала ей: не мешай, я сама.
А в третий раз она приснилась Эле в прихожей, на пороге дома – она встречала гостей, мы все пришли к бабушке, а она ходила среди нас, всех обнимала, но её не было видно, она была прозрачная, и увидеть её могла только Эля, да и то во сне.

Наверное, так и было. Мама ходила по дому и собирала свои воспоминания, гладила книги, листала альбомы, прощалась со всем, что её окружало на земле. А потом она прощалась с нами, обнимала нас, прижималась к плечу каждого – но мы не могли её видеть, только чувствовать.
Я объясняю детям, что нужно отпускать бабушку, что нужно уметь отпускать всё земное и не вечное. Вечное – это душа, любовь. Тело нам дано не так надолго, оно обветшает и в итоге рассыплется. Останется память и любовь.

А дети и без меня это всё понимают, по-моему. Это очень трудное понимание, но оно необходимо для жизни. Я и себе объясняю, и детям. Потому что это так трудно, это такая пустота внутри, только вязкий туман… Но если этого не понять, не объяснить, то это может обернуться болезнями и затяжным кризисом. А этого допустить нельзя, наши родители уходят не за тем, чтобы мы потом не находили себе места на земле. И я своим детям говорю: я тоже когда-нибудь вас покину. Радуйтесь, если я уйду без боли – это очень счастливый конец. И тем более радуйтесь, если я буду болеть, и наконец освобожусь от ветхой своей оболочки. Нужно совместить в душе и горе, и счастье. И беду, и радость. Когда отплачетесь, когда отстрадаете – просто смиритесь с неизбежным, примите это. И вспоминайте родного человека с улыбкой и светло. И с любовью.