November 26th, 2018

слоники

обнимать

Дима, сядь! – это уже рефрен такой, это не просьба даже, а имя-фамилия, это одно такое слово – Димасядь, и не только у меня -- у всей группы.
Раздражения нет, сочувствие есть, понимание всей этой истории, но что же делать – детей много, разрешишь одному бегать, все начнут, так уж устроен детский мозг.
Сажусь рядом с ним, обнимаю его. Затихает, вместе смотрим, как ребята выполняют упражнение. Через несколько минут подтягивается Глеб – он тоже хочет, чтобы его обняли. Ну, давайте, дело хорошее. Руковожу занятием, периодически обнимая всех, кто подходит. Всем нужно тепла, мы такие теплолюбивые существа. Занятие прошло спокойно, никто никого не отвлекал.

Вспомнила потом: Дипак Чопра в книге «Квантовое исцеление» писал про эксперимент, поставленный одним студентом в Университете Огайо. Там проводились исследования причин возникновения сердечных заболеваний, проводили его на кроликах – их кормили высокотоксичной пищей с очень высоким содержанием холестерина, чтобы вызвать эффект блокировки артерий.
Всё шло по плану, но только одна группа кроликов вреда для здоровья почти не почувствовала, и учёные не могли понять, откуда у этой группы кроликов такая повышенная устойчивость к ядовитой пище. И потом выяснилось, что студент, отвечающий за кормление этой группы, всё время их гладил и брал на руки, и каждого держал на руках и разговаривал с ним, а потом уже кормил.
Повторные эксперименты подтвердили, что те кролики, к которым было нейтральное отношение, начинали болеть «по плану». А у тех, к которым обращались с любовью, процент заболеваемости был резко снижен. Учёные были очень удивлены, но им пришлось признать результаты эксперимента – любовь лечит.

…Обнимайтесь, вот что. Не пугайтесь, обнимайтесь, радуйтесь друг другу. Так и выживем.
слоники

один

Провожу с подростками упражнение, сначала простое, затем усложняю задачу. Потом прошу выйти за грань логики и придумать противоречие внутри их этюда, но остальные должны догадаться, что именно им хотят показать.
Мне важно научить их пространственному, парадоксальному мышлению. Жизнь очень не одномерна, всё заплетено и закручено. Важно научить их мыслить – и тогда катком по ним уже не проехать.
Задают вопросы. Спонтанно выхожу на тему школы Пифагора.
– Одно из испытаний для юношей, чтобы попасть в школу Пифагора, было таким: его помещали в пещеру, куда ему приносили только еду. Он был совершенно один, никаких развлечений и общения. Он мог прекратить это испытание и выйти, но тогда он его не проходил. Скажите мне, зачем такое испытание было нужно?
Дети думают.
– Наверно, чтобы он смог победить страх. – предположил кто-то.
– А вы сами долго смогли бы прожить пусть не в пещере, а дома -- в полном одиночестве, исключая весь поток внешних стимулов? Без общения, телефона и компьютера? Выходить нельзя тоже.
Дети жмут плечами: «Это сложно».
– Всё, что вас окружает, что развлекает вас или давит вам на мозг – это НЕ ВЫ. – говорю я. – Это чьи-то идеи, мысли, понятия, на которые вы реагируете и которые усваиваете. Но сами-то вы – кто? Что останется от вас и в вашей голове, если это всё исключить – о чём вы будете думать, как организуете своё пространство? Вам с самим собой – интересно? Или вы так зацеплены за этот мир, что без его развлечений начнёте сходить с ума? Тогда что из себя представляете вы сами?
Дети задумались. Рассказываю им дальше про Пифагора, в музыкальном зале заканчивается занятие, оттуда выходит более младшая группа на перемену, они тихо садятся вместе со старшими и начинают слушать. Подходит концертмейстер, садится с ребятами, слушает тоже, задают вопросы.
Я очень люблю, когда мы все вместе, одной семьёй. Младшие смотрят на старших и учатся у них. Иногда вместе мы делаем какие-то упражнения.
Женя в этом году поступил в Москву, учится в престижном вузе. По выходным он приезжает на наши занятия, а завтра у него экзамен по линейной алгебре.
– Но вот философию я точно сдам! – смеётся он.
Таня тоже учится уже не в школе, но продолжает ходить на занятия. Мы как-то все очень сплетены. Про упражнение расскажу позже.