December 16th, 2018

слоники

про трамваи

Да ладно, что ты, вся жизнь в полёте.
А мы не в моде, а мы не в тренде.
Трамвай уходит, трамвай приходит.
Трамвай всё время куда-то едет.

А он кругами, как лошадь в цирке,
да мимо рельсов, да сам, по снегу.
Ну да, трамваи, они такие.
Пойди, найди-ка в них человеков.

Да ну и ладно, подбросим фантик.
Надуем шарик, махнём три раза.
А что трамваи?.. Да ну их нафик.
У них маршруты и всяко-разно.

А жизнь-то гонит и догоняет,
и накрывает фанерой сверху…
А всё трамваи!..
А что трамваи?..
Сама такая.
Садись и ехай.

16.12.2014 г.
слоники

о поэтах

Я вспоминаю историю одного мальчика, сына репрессированного и восьмого ребёнка в семье, живущего со всей семьёй в бараке. На протяжении месяца он отдавал свой обед (50 гр.хлеба и ложку сахара) другому ссыльному мальчику за то, что тот через месяц отдаст ему книгу с репродукциями картин Айвазовского — мальчик очень хотел есть, но книга была важнее, на бессознательном уровне он понимал, что эти картины дадут ему гораздо больше, чем кусок хлеба.
Когда человек способен поставить духовные ценности выше желудка, этот человек — поэт. И неважно, что он не сложит никогда ни одной строчки — у этого человека душа поэта. «Но если людей превращают в машины, то обязанность поэта — снова сделать из этих машин людей» (Лессинг).
Поэт определяется не качеством рифм. Поэт определяется способностью ЧУВСТВОВАТЬ. И жертвовать. Поэт в высшем своём назначении.
Я не знаю, кем стал тот мальчик, который брал хлебом за «посмотреть книжку», история об этом умалчивает. А о том мальчике, который потом не расставался с книгой, где шумело вольное море, узнала впоследствии вся страна. Это был космонавт Алексей Леонов — голодный мальчик из барака, выживший благодаря картинам Айвазовского (как он сам потом признавался)

В ребёнке нужно поддерживать и воспитывать поэта не для того, чтобы он впоследствии стал Пушкиным — Пушкиным нужно родиться, этого не воспитаешь. Поэт в человеке — это чисто нравственная категория.
Жрец из погибшей Атлантиды, миривший людей словом — был Поэтом.
Пифагор, считавший, что математика вышла из поэзии и начинавший каждый урок стихами — в душе был прежде всего поэтом, а потом уже учёным и философом.

Одна женщина рассказывала, как во время землетрясения в Польше среди находящихся в убежище людей в какой-то момент началась паника, и она стала декламировать стихи — Пушкина, Есенина — всё, что помнила. И люди затихли и слушали её, и сами начали вспоминать стихи, которые знали когда-то. Просто в душе этой женщины жила музыка. И она поделилась ей, и люди стали лучше. Это абсолютно поэтическое и творческое поведение.
Человек, умеющий воспринимать мир творчески, навсегда становится поэтом, музыкантом и танцором в любом деле, каким бы он ни занимался — хоть он мебель будет собирать, хоть макраме плести. Воспитывать в ребёнке Поэта — это спасать его будущее, и будущее всей страны в итоге.

«Когда потеряют значение слова и предметы,
На землю, для их обновленья, приходят поэты.
Под звездами с ними не страшно –
их ждешь, как покоя.
Осмотрятся, спросят так важно:
Ну, что здесь такое?
Опять непорядок на свете без нас,
Кругом суета…»


(Новелла Матвеева)

………

(записано 16.12.2015 г.)
тра-ля-ля

сказка

А было всё так… Но давно было это –
однажды на землю слетелись поэты,
в цветных колпачках, на воздушных шарах,
не зная о времени и о часах,
они приземлились в зелёном лесу,
и сами не знали, в котором часу.

И было смешно им, и было им просто,
и падали в руки к ним белые звёзды,
– смотрите, звезда!
– у меня целых две!
– моя где-то здесь потерялась в траве…
сейчас я найду её, эту, одну,
и к небу обратно её приверну…

А мы и не знали, а мы и не знали,
как ветры зелёные ветви качали,
и как на весёлой зелёной планете
без страха и слёз жили птицы и дети,
а мы и не знали за нашей печалью,
как дети летали и птицы летали,
как падали звёзды рассеивать тьму…
А мы и не знали, а нам ни к чему.