April 20th, 2019

с флейтой

концерт

часть 3

Это, скорее, постскриптум к предыдущему посту.
Но я обещала рассказать Асе и Эльмире, а у меня записано. Это о концерте симфонического оркестра, куда мы с Димой, Асей и Эльмирой проехали сразу после моего прибытия из Чебоксар в Казань.

Я не знаю, кто и как слушает музыку, я же на этот раз в своём воображении поставила большой пластический спектакль – делали мы его с Борисом Эйфманом, такие вот картинки.

Первое отделение состояло из 4 частей.
В моей голове рождался спектакль на тему сотворения мира. Музыка руководила сюжетом – из хаоса собирались картины и вновь перемешивались, появлялись деревья, рыбы, луна и звёзды, а затем – два человека, он и она. Они дружат с этим миром, полным любви и красоты.

Вторая часть началась с тревожных скрипок.
Адам спит, а Ева заснуть не может и пребывает в большом волнении – она видит тени и пугается их, ей страшно, но Адама она добудиться не может. Ева садится под дерево и с ней заговаривает Змея.
Музыка наращивает темп, идёт какое-то кружение, а Ева тем временем играет с яблоком, ей весело, она надкусывает его и несёт Адаму.

Третья и четвёртая части – Познание Мира. Они счастливы, и в то же время на них рушатся все страсти человеческие.

…В антракте Ася напоила меня кофе и накормила мороженым. Сто лет не ела мороженое, испытала блаженство…

И вот второе отделение, первая часть...
Скажу честно – все мои попытки сосредоточиться и пробудить своё воображение успеха не имели – музыка не дала мне ничего, кроме усталости. Пазлы не складывались, картинки разъезжались. И тогда я стала глядеть на контрабасиста, и это было прекрасно. Это была песня «Мама, я хочу быть контрабасом!!»
Ещё чуть-чуть, и я бы написала такую песню.

А вот вторая, заключительная часть этого концерта была яркая, интересная, но уже без моего внутреннего кино – там играл орган, пела оперная дива и менялось освещение – это было впечатляюще, и кино само проходило перед глазами.

И всё-таки, всё-таки – «мама, я хочу быть контрабасом!..» – ещё долгое время звучало в моей голове
с флейтой

Сашка

Между кухней и прихожей стена была оклеена белыми обоями, и детям там разрешалось рисовать. Ну дети же, когда растут, всегда хотят порисовать на стене. А дверь в кухню после вылетевшего стекла была заколочена фанерой, и мы с детьми эту фанеру разрисовали краской. А стена была разрисована фломиками и цветными карандашами. И там же я записывала телефоны. И фраза там ещё была корявым детским почерком: "Звонил Непомнящий, просил его разбудить в 8 утра по этому телефону (номер телефона). А то он проспит". Я пришла с работы, мне дети сразу сообщили, что всё записали.
Как-то он затормозил у меня с очередного своего автостопа, утром я повела Алиску выписываться в больницу, дома оставалась двухлетняя Элька и Сашка. Говорю: "Проснётся, накормишь её кашей, каша на кухне, в кастрюльке".
Приходим, видим картину: на полу напротив друг друга сидят моя дочь и мой системный сын Непомнящий, весь пол усыпан кубиками и игрушками, а эти двое кормят друг друга кашей прямо из кастрюли и пуляются игрушками. Отмывала их потом обоих вместе с кубиками. Зато поели.

Сколько с ним было связано всего, не передать. Дети привыкли к нему, мама беседовала с ним на литературно-философские темы, любила слушать, как он поёт. Вот они и сейчас, возможно, там... Хочется иногда спросить: мам, ты Непомнящего нашла? Как он там?..
Не знаю, что сказать: проходит это со временем, или не проходит... Вот 12 лет уже прошло без Сашки, его не стало 20 апреля 2007-ого. А для меня он как будто бы всё равно где-то есть, просто гоняет по земле с гитарой за плечами, иногда ловлю себя на мысли: "Что-то Непомнящего давно не было..."
Я тебя помню, Сашка, помню и люблю. А жизнь... Кто же знал, что так коротко всё, так быстро... Но ты навсегда в моём сердце, и в сердце тех, кто тебя любил.



с флейтой

Часть 5, последняя

и самая длинная часть о поездке, включающая в себя рассказ о Фее, о концерте в театре Камбуровой, о глыбе-Фроловой и гениальной Федотовой
…………


Жила-была я в Казани у Эльмиры, успели немного посмотреть город и даже знаменитый Храм всех религий, и это было незабываемо.
Об Эльмире нужно, конечно, писать отдельную повесть.
Во-первых, это не человек.
Нет, то, что она Фея, это давно всем известно. Но она не только фея, она вся – какое-то произведение искусства. Хоть с ней и прекрасно, но бывает и опасно, потому что техника рядом с ней не выдерживает и начинает сходить с ума. Вот только что работал компьютер – входит Эльмира, и он меняет картинку и зависает. Фея уходит, и компьютер через несколько минут начинает работать. Фея садится за рабочий стол, -- и снова-здорово. Первый раз такое вижу.

Вроде бы Эльмира всё делает не торопясь, но вот мы заходим в кафе и садимся перекусить: я ещё ложку до рта не успела донести, а у неё уже тарелка пустая. Я не понимаю, как это происходит, но наша фея говорит, что жизнь с четырьмя детьми научила её есть мгновенно, чтобы тут же начать кормить детей. У Эльмиры прекрасные дети, младшая Маша вообще сплошной позитив и очарование. Вот такой Эльмира счастливый человек: она и героическая Родина-Мать, и сладкоголосая Сирена, и волшебная Фея. Ей дано невообразимо много, и видимо ещё и поэтому вокруг неё так много удивительных людей. Нет, я не себя сейчас имею в виду – просто она притягивает всё неординарное. И это тоже – «дар бесценный».

Collapse )