October 23rd, 2019

с флейтой

осеннее

И никаких ответов,
и никаких вопросов,
с ветром уходит лето,
с ветром приходит осень.

Солнце давно остыло,
листья уносит ветром..
Что это с нами было?
Видимо, было лето.

Видимо, было лето,
тёплое и цветное,
спряталось незаметно,
спряталось за горою,

там, за большой дорогой,
за горизонтом алым,
лета нам было много,
лета нам было мало...

Смыто дождями, сбито
с ног прилетевшим ветром,
осень зонтом открытым
ловит остатки лета,

осень идёт по следу,
день позабыв вчерашний,
как этот лист последний,
высохший и опавший.

слоники

моя Маша

Звоню вчера своей Маше-альтистке, глухо. Вскоре она перезванивает.
– Ну как, послушала? – спрашиваю я про новые песни, которые выслала ей по мэйлу.
– Нет ещё...
– Да я тебе третий раз уже высылаю, что у тебя там с почтой?
– Да нет, так-то я получила. Просто не открывала ещё... У меня тут с машиной...
– Как, опять?!
– Да всё то же...
У моей Маши всё время что-то. То кошка в реанимации, то собака с отравлением, то машина при смерти. То ещё что-нибудь, или кто. Ни дня без катаклизма.
– И вот как же мне везёт на это всё... – задумчиво говорит Маша. – И даже странно, что ты у меня на пути случилась...
– Выпала. – поправляю я.
– Это везение! – радуется Маша. – Что именно на моём!
– Да полно. – отвечаю я, пробуя ложкой готовность риса (варила ужин как раз). – Я на всех выпадаю. Просто не все успевают увернуться.
Машка ржёт.
– Ну да. – продолжаю я. – Некоторые стоят на полянке, хлопают глазами и не видят, что Махова ИДЁТ. И не успевают ни зонт взять, ни спрятаться.

(А мы с Машей как раз на поляне познакомились, когда она стояла так бесхозно, а я бодро так шла. Смотрю: Маша стоит какая-то вся хорошая. Говорю ей: девочка-девочка, давай с тобой дружить! А она говорит: а что мы будем делать? Я говорю: песню будем делать! А она говорит: когда? А я говорю: да прямо сейчас! Через 15 минут у меня выступление!..
И пошли мы в кусты репетировать, а потом на сцену. Ну и полюбили друг друга крепко, а как иначе-то)...

– А-а-а! – кричит Машка. – Скотина! Убью!!
– Что там опять с твоим чемпионом? – сочувствую я.
– Господи! За что мне это?? – стонет Машка.
– А вот зря ты скотину в доме завела. – нравоучаю я.
– Да я её не заводила, оно мне в наследство досталось!.. – убивается Федотова.
– Лучше бы ты меня завела. – говорю я ей бесцельно. – Куда-нибудь.
– Ну да, – ржёт Машка. – Ты хотя бы не лопаешь всё, что плохо лежит!
– Ну, с этим по-разному бывает, но в кофр я точно не гажу.
Ржём, затем Машка опять орёт в трубу на чемпиона Гришу и прощается. А я кладу телефон и думаю, что как же это хорошо на свете устроено, когда вот такие люди на нём живут. И все они разные и по разным городам и странам, и у всех какие-нибудь собаки-дороги-трындец-щазспою и щазсдохну, – но совершенно неповторимые и абсолютно прекрасные. И вот как вас всех не любить-то.