April 22nd, 2020

слоники

Конкурс детского рисунка (к дню рождения Ленина)

Воспоминаний о своём детском саде у меня не очень много. Помню дорогу, почему-то зимой, как я запрыгиваю в сугроб, а бабушка переживает за полные снега валенки. Помню, как мы стояли у решётки с Саней и, наблюдая вольных цыган, мечтали уйти в табор. Помню няню с большой иголкой в руках, которая грозится всем, кто не съест кашу, зашить этой иголкой рот. Все давились, но ели. И нелюбовь к гречневой каше была мне привита на всю жизнь. А ещё наши воспитательницы иногда устраивали для нас концерты: пели хором «То берёзка, то рябина», и это нам очень нравилось. А однажды, в патриотическом порыве, ко дню рождения Ильича они решили устроить конкурс рисунков — кто лучше нарисует Вождя. На стол был водружён большой портрет Ленина, а детям выданы карандаши и бумага: нужно было срисовать портрет. Мы пыхтели вплоть до прихода родителей, очень старались. Но вместо доброго дедушки у меня получился какой-то Кащей Бессмертный со злобным блеском в глазах. Я расстроилась и смяла рисунок — так с ним и вышла к бабушке, которая наконец-то за мной пришла.
— Что с тобой? — спросила она. — Ты почему такая унылая, провинилась в чём?..
Я молча протянула ей своё художество.
— Это ты кого, это что? — не поняла бабушка. — Почему череп с бородой? Это из какой страшной сказки?
— Это Ленин… — чуть ли не всхлипнула я. — Он добрый… У нас конкурс рисунков…
Бабушка кинула на меня удивлённый взгляд и прошла в группу, посмотреть остальные портреты. Затем быстро вышла и, взяв меня за руку, повела домой.
— Дай мне свой рисунок, я его выброшу, — сказала мне бабушка, когда мы уже шли по проспекту того самого Ленина. — За такие художества могут и в тюрьму посадить. По статье «глумление над советскими символами».
Я протянула бабушке листок, и она его тут же порвала и выкинула в урну. Я сразу успокоилась и переключилась на что-то другое. А бабушка, она знала, что говорила, но про дедушку и про 1937-й я узнаю гораздо позже...

* * *
("Там, на острове")
слоники

- - - -

Друг вчера рассказывал о своей жизни в изоляции: все, говорит, друг у друга на голове и каждый о своём. Сыну-семикласснику прислали очередное задание: выучить материал и решить задачи. Сын прочитал учебник, опять ничего не понял и опять пришёл к нам . А мы с женой законченные гуманитарии, «Ааа!» - сказала жена, «Оооо!» - сказал я. – «Сынок, это не к нам, ну совсем не наша тема».
«А у нас в классе тоже никто ничего не понимает!» – радостно ответил тот.
«Ничего, - сказала бабушка, - мы в войну вообще не учились, а потом как-то нагнали, школу закончили, профессии получили. А трактор чинить и без математики можно».
«Какой трактор, бабушка?? – стонет жена. – Где ты видела трактор, в каком поле, в какой жизни?.. У нас деньги кончаются, нужно еду на что-то покупать!»
«Да и без денег можно прожить. – отвечает бабушка. – Мы вон в войну без всяких денег жили, лебеду ели, наверное ещё есть лебеда, не всю ободрали-то? И сныть, и крапива. Кору ещё ели».
«Какая лебеда, бабушка? – удивляется жена. – Может, мы и одежду сами себе ткать начнём?»
«А что такого? – отвечает бабуля. – Мы вот в войну…»
«Родители, а что мне с задачами-то делать?» - спрашивает сын.
«Забей!!!» – хором отвечаем мы.
Тут и дочь заходит в комнату с вечным: «Ма, а чё поесть можно?»
«Лебеду! – отвечает жена. – Рецепт у бабушки спроси!..»

Семья в принципе весёлая, в итоге все ржут, бабушка машет на всех рукой и уходит смотреть телевизор.