March 17th, 2021

с флейтой

Нэнси

Нэнси, признайся, когда ты ныряешь под воду,
и под водой видишь луч золотой и зелёный,
ты понимаешь, что счастье такого же рода?
Это свобода быть новой волною рождённым!
Нэнси, скажи мне, ты видишь далёкие звёзды,
что зажигают в ночном океане, как свечи?
Нэнси, закончится время, пространство и воздух,
но не для звёзд, потому что они бесконечны.

Все мы нечаянны, наши дороги случайны,
тень друг для друга и просто обычный прохожий…
О, если ты вдруг узнаешь про наши печали,
ты уже к нам никогда не приблизишься больше.
Видишь, как тянется к небу зелёная ветка?
Это красиво и всё в ней детально и точно.
Ненси, тебе бы хотелось побыть человеком?
Сам человек зачастую не знает, что хочет.

Есть красота у камней, у воды и растений,
всё совершенно в природе и неповторимо.
Но если снова я здесь появлюсь через время,
то я хочу быть, как Нэнси – весёлым дельфином!
То я хочу быть, как Нэнси, простым и свободным,
мудрым, как эта волна, и бесстрашным, как ветер!
Нэнси, мы станем землёю, водою, природой,
Нэнси, нас, может быть, вовсе не будет на свете,

но где-то там, между снами и зыбким туманом,
где завершается круг у далёких созвездий,
там, среди звёзд и бескрайней любви океана,
мы никогда не умрём, никуда не исчезнем.

* * *
(17.03.2016)
слоники

Двое из ларца, или песня без конца. Люсёк и гусёк

Прежде, чем внести в дом новый диван, нужно раздолбать и вынести старый. Грузчики соглашались, но задорого.
В конце концов через третьи руки и за очень сносные деньги были найдены два умельца, коих мы с Люськом и ожидали вчера вечером.
Кувалду с собой я не взяла.

– А у меня ещё и кран в ванной отвалился… – грустно вздохнула Люська. – Я даже всплакнула…
– Для кранов у нас есть специальный человек, чё всплакивать-то? – удивилась я. – Нужно просто позвонить.
– Но это ведь дорого…
– Сейчас и узнаем. – сказала я и набрала телефон сантехника.

Оказалось, что поменять кран будет стоить столько-то, а сама система около 4-х тысяч.
– Придумаем что-нибудь, не жить же без крана. – сказала я Люську, и тут в дверь позвонили два запоздавших умельца. По их слегка перекошенному виду было понятно, что они только что где-то что-то уже «умели». Ну, кадры такие, из народа: один маленький, с красным носом и заплывшими глазами, другой – здоровяк с лицом водителя, лежавшего дня три под самосвалом под парами керосина.

– Вы с кувалдой? – спросила я сразу.
– Чоето? – удивились умельцы. – Мы с отвёрткой.
– Ну-ну. – ответила знающая толк в пользе кувалды я. – Тогда начинайте вертеть.

Тот, что поздоровее, начал что-то там терзать отвёрткой, а хилый с красным носом тем временем взвалил на себя одну часть дивана и поволок её на помойку.
– Да… – протянул озадаченный здоровяк. – Нужно идти за кувалдой…
– А ноги на что? – подсказала я. – Да с такими ногами никакая кувалда не сравнится!
Здоровяк отложил отвёртку и от души пнул подлокотник. Где-то с третьего пинка всё получилось, он радостно подхватил какую-то часть мебели и поволок её вслед за напарником.

– Есть надежда, что всё закончится быстро. – оптимистично подбодрила я Люську, уныло  разглядывающую хаос. Она пришла после работы умотанная и голодная, но за ужин решила взяться только после вот этого всего.

Минут через десять я поняла, что мои надежды на скорый конец праздника здоровых ног и побеждённой мебели мало обоснованы. С каждым разом, когда умельцы уходили выносить очередные детали или доски, они возвращались всё более плавные и разговорчивые. А выносить им было много чего – мы ещё с прошлого раза основательно подготовились, раздолбив шкаф и прочий мешающий пути к счастью быт.

– Вот такую доску мой отец в жизни не выбросил бы! – рассуждал здоровяк, разглядывая дверцу от старого шкафа.
– Дарю от всего нашего дружного коллектива, забирайте. – кивнула я.
– Помер он, тромб у него… – вздохнул здоровяк.
– Так инсульт же!.. – вмешался хилый, слегка покачиваясь.
– Красивые вы какие… – сказал нам с Люськой здоровяк, дыхнув перегаром.
Мы с Люськой переглянулись, и я ей показала глазами на пылесос.
– Так. Сейчас мы будем красиво убираться. – сказала я, включая агрегат.
Как я и рассчитывала, мужики, услышав бодрое гудение пылесоса, тут же, похватав доски, выкатились за дверь. Но вернулись они ещё веселее: хилый держал в руках пустой шкалик, здоровяк – конфетку.
– Девчонки, хотите конфет? – благостно улыбнулся здоровяк.
– Мы хотим вас проводить и всё помыть. – ответила я честно.
– О, помыть! – обрадовались оба. – А руки где у вас можно помыть?
– В ванной можно. – ответила я. – Только там крана нет, отвалился.
– Как эт-то отвалился? – удивился хилый, икнув.
– Пойдёмте, покажу. – сказала я и повела их к крану.

– Ха! – сказал хилый, показывая на своего приятеля. – Так он же как раз сантехник! Это по его части!
– Ща всё буит. – булькнул тот и, немного поразмышляв, вкрутил отвалившийся кран в отверстие.
– Что, так всё просто? – удивилась я, внимательно наблюдая за процессом.
– Эта деталь называется гусёк. Резьба сгнила, его нужно поменять, он скоро снова отвалится. – деловито сказал здоровяк. – Стоит он дёшево, а за триста рублей денег я вам его прикручу.
– За гусёк отдельное спасибо. – сказала я. – Так и сделаем.
И вот на этой оптимистической ноте умельцев мы наконец-то выпроводили.

– Как же я устала… – произнесла бедная Люська, рухнув в кресло. – И кот куда-то пропал… Яша, Яша!.. Кис-кис…
Из-за угла появилась чёрная морда встревоженного Яши. Где он прятался всё то время, пока по дому шастали чужие громкие люди, было неизвестно.
– Зато! – подвела я итог дня. – Мы сэкономили на избавлении от старой мебели, это раз. И два – если это окажется правдой, то я всё поняла про гусёк!
– Про что про всё ты поняла? – переспросила Люська.
– Что починка твоего крана, возможно, встанет тебе в сто раз дешевле, вот что. Думаю, что и поменяем его мы сами… Ох, ну чтоб ты без меня делала?!
– И правда. – согласилась Люська, наконец-то счастливо улыбнувшись.
И взяла швабру.
пикассо

новый закон в госдуме "об образовании"...

Что, ОПЯТЬ? Но мы ведь это уже проходили!.. Чиновники будут решать, что преподавателям можно говорить, а что нет? Бред. К каждому преподавателю по чиновнику не прицепишь. Но ещё больше вырастет отчётность по идеологии и бумажная волокита.
И ещё они могут реально добиться отмены или ограничения международных конференций и контактов с иностранцами в сфере науки и образования. Вот только к чему это всё приведёт?..

здесь:
https://zona.media/news/2021/03/16/prosvetiteli?fbclid=IwAR2TO55GC3PM29_Pk9Qxh-aMjMUmUkuUVEWJ7sb_cztiYyA0xJ97UksDF4s