May 15th, 2021

слоники

про чудеса

пишет Евгений Ройзман:

"Сижу на приёме, заходит девчонка, Катя зовут, а с ней сынок маленький, Егор. Светлый такой, весёлый, ему всё интересно. Но не говорит. Четыре года ему. Беда в том, что у Егора при родах был инсульт и ДЦП. А у Кати трое их, старшие любят Егора, маме помогают, а она с ним всё по больницам и реабилитациям. Трудно очень, всё за деньги, но шансы есть.
Денег только нет. Но мы решили. И вот, пока всё оформляли, мы с Егором играли всяко. Я его и подкидывал до потолка, и крутил, и качал всяко и пузо чесал, а он довольный, смеётся, а я запыхался даже.

А тут ко мне Таня пришла. у меня с ней давняя история.
Она брала ипотеку, купила трёшку маленькую на троих с мамой и сыном. У неё бизнес был маленький и она платила. Потом стало сложнее, бизнес продала, но покупатель не сумел рассчитаться, пошли просрочки по платежам, насчитали пени, потом суд. Пока судилась за пени, пропустила платежи, снова суд с банком, квартиру арестовали. А работа у неё есть, и она бы потихоньку выцарапалась бы, да кто станет её слушать? И вот перспектива, остаться на улице с зарплатой в 30 тыс, пятнадцатилетним сыном и старенькой мамой. Пришла ко мне.

Я позвонил своему товарищу, Президенту этого банка и говорю: «Можешь помочь?»
А он вдруг так раздражённо: «Мы же не можем всем помогать!»
Меня очень задело. Если бы меня касалось, я бы очень коротко ответил и забыл бы человека навсегда. Но касалось не меня, и я проглотил комок и говорю: «Всем не можем, но одной вдове можем? Как ты будешь себя чувствовать, когда её со старой матерью и сыном подростком по твоему иску выкинут на улицу?»
Он помолчал и говорит: «Ладно, пусть придёт»
Потом перезвонил и говорит: «Всё решили, сделаем мировое, долг распишем на пять лет, но ей надо в течение двух месяцев погасить задолженность 130 000 по пеням»
Я обрадовался, потому, что и семью спасли и товарища не потерял.
Она была очень счастлива.

И вот вчера пришла ко мне снова, растерянная и напуганная.
В мае надо закрыть долг, а у них зарплату срезали и она накопила 80 тыс, а ещё 50 у ней нет и взять неоткуда.
А я уже устал, Егор в голове и денег у меня нет. И почувствовал раздражение. И говорю: «Таня, ну нет у меня денег! Вот были бы деньги в кармане, я бы тебе отдал с радостью, просто, чтоб закончить эту историю, но у меня нет денег, мне за квартиру нечем платить...»
Она сидит и молчит.
Я ей говорю: «Ты же понимаешь, что если ты не рассчитаешься, то я к этому человеку даже обратиться больше не смогу?»
А она молчит и только носом сопит всё громче.
А я устал и мне уже ничего в голову не приходит, и вопрос-то всего 50 тысяч, но их нет. И отправить её я не могу.

А наши, тем временем закончили оформлять договор на оплату реабилитации Егора, и Катя с ним, нагруженная подарками, пошли на улицу, и я, воспользовавшись поводом, пошёл их провожать.
И вот на улице, попросил у рабочих тележку, посадил туда Егора, покатал всяко, крутил и подбрасывал, он смеялся, а я помню, что у меня там Таня сидит и мне ей сказать нечего. И вопрос-то, всего полтинник, но меня уже заклинило.

И вдруг подходит серьёзный взрослый парняга, снимает маску и я вижу, что это Игорь Воинов, сто лет его не видел, обрадовался.
А он говорит: «Женя, я два года уж в городе не был, вот прилетел, решил к тебе зайти, у меня тут полтинник свободный есть, мало ли, помочь кому»
Я улыбнулся и говорю: «Егор, подожди. Пошли, Игорь!»
Заходим, Таня сидит, где сидела, в пол смотрит.
Я говорю: «Таня, смотри, произошло чудо»
Игорь говорит: «Таня, дайте карточку»

Она растерялась, давай трясущимися руками в сумочке рыться, достала, положила на стол. И не понимает, что происходит.
Игорь тут же по номеру перекинул ей, у неё созвякало на телефоне, она открывает, а там написано: «Вам поступил платёж 50 т.р. , доступно 50 тыс. 136 руб»
Она как заплакала! Тушь, конечно потекла, как давай Игоря обнимать, он даже растерялся.
Она, говорит: «Игорь, я с Вами потихоньку рассчитаюсь, когда деньги будут!»
Он говорит: «Не надо, если будут деньги, кому-нибудь другому поможете»
Мы вышли с ним, я говорю: «Нормально ты зашёл!»
Он говорит: «Что она так?»
Я говорю: «Ничего себе, для неё это был вопрос жизни и смерти, и ты его решил за несколько секунд»

А потом мы вышли, стали прощаться с Катей и Егором, и Катя тоже немножко поплакала, но улыбалась, потому, что тоже всё решилось. А Егор попрощался с нами за руку и тоже улыбнулся.
Вот такая история произошла вчера на приёме".