November 22nd, 2021

снег и фонарь

- - - -

Людмила Петрушевская, писатель, драматург :

«Вы понимаете, что сейчас происходит ПУТЧ
То, что не удалось путчистам в 1991 году, когда КГБ захватывал полную власть над страной - но страна не сдалась, вышла на улицы:
теперь у КГБ (как его ни называй) путч получился.
Все, что честно, талантливо, смело -
все умное и понимающее, все несогласное с арестами, палочным режимом, применением яда, прослушкой и пытками в любой полиции и в каждом нынешнем концлагере - все это об’явлено Иновлиянием.
Они надеются, что у нашей страны нет своего понимания происходящего, своей памяти, нет возможности сравнивать с временами и действиями Сталина-Берии? Что у страны нет истории? Если о событиях 37 года не пишут в школьных учебниках и их не проходят в университетах?
Они наивно думают, что все исторические данные исходят из-за границы.
Но это исходит от наших историков, которые ничего не забыли. От умных и страдающих людей. От внуков-правнуков погибших Ни За Что.
От Мемориала. Который на Лубянке страстно желают запретить.
Но вот есть еще сведения.
Сталин изначально, в Кутаиси, стал уличным убийцей, расстрелял тех конных казаков, что везли банковские деньги. Как будто даже золото. Сел в тюрьму. Сосланный в Сибирь, весь срок насиловал девчонку, дочь хозяев. Она дважды от него родила. Первый раз мертвого. Еще мала была, не сумела доносить, при еженощных насилиях. Недавно правнук этого арестанта свое родство доказал. Анализом ДНК. Окончательно опозорил арестованного бандита.
И вопрос: кому Берия ловил по Москве школьниц? Одну я знала, журналистку. Аду Петрову, красавицу. У нее на всю жизнь остался хриплый голос. Она, когда ее затолкали в машину и повезли, безостановочно кричала. К кому ее отвезли, она молчала всю свою жизнь. А Берия уже был тогда расстрелян. О том, к кому ее отвезли, уже можно было говорить. Но -она боялась не Берии, а того, кто ее изнасиловал.
Уже в 2007 году, в годовщину кровавого 1937 года, группа людей (я тоже принимала в ней участие) предложила устроить на Красной площади поминальную молитву с участием всех стран, граждане которых были казнены в ГПУ, НКВД и КГБ, в лагерях и на расстрельных полигонах.
Должен был петь огромный хор.
На Лобном месте на видеоэкране должны были чередоваться фотографии казненных с именами и датами.
Я пошла в Госархив.
Там все сведения о погибших -и о доносчиках и о палачах - оказались закрыты.
А ведь эти имена были зафиксированы в папках следствия: имя осужденного, имена и должности стукачей и тех палачей, которые вели дело, они уставали бить и менялись. Они добивались точных сведений о подельниках, о воображаемой шайке шпионов. Чтобы расширить круг врагов народа.
Это сотрудники ГПУ, НКВД и КГБ представляли себя тем самым народом.
Так же как сейчас, прослушивая телефоны, создавая судебные преследования, арестовывая, пытая, отравляя, избивая железными палками людей на улицах, они считают себя народом. А остальных - по образцу действий Лубянки -считают агентами иновлияния.
По-старому -врагами народа, агентами японской (чаще всего) разведки.
Но мы скорее посланцы русского влияния на зарубежные страны, нас ведь издают там, цитируют научные труды, устраивают наши выставки, концерты, нас знают, награждают премиями, и мы - хоры, оркестры, писатели, режиссеры и актеры, танцоры, композиторы, педагоги и ученые, художники и победители всемирных конкурсов, как и наши спортсмены -всех не перечислишь - имеем на мир влияние, имеем авторитет, известность.
То, чего никогда не будут иметь агенты с Лубянки. Бездарные. Одним пальцем на пианино, все.
Имен которых нет даже в Госархиве. У них своя общая безымянная позорная могила».