Top.Mail.Ru
? ?
Previous Entry Поделиться Пожаловаться Next Entry
Эля: Про кухню, сказки и толстую Джил
зонтик
mahavam



Итак, я не писала аж целую неделю, но все потому, что у меня активный рабочий график. Именно активный - и ни как иначе. Каждый день с 6-ти до12-ти и с 15-ти до 21, или с 6-ти утра до 9-ти, а потом еще вторая смена с 13-ти до 21 часа. А в перерывах я просто сплю и ем - такое веселье.
Расскажу, как проходили эти дни.

Вторник 9 октября.

Отработав с 6-ти до 9-ти утра на своей группе, я отправилась на второе место работы - к своим немощным старичкам.
Сначала я прихожу и здороваюсь с каждым из старичков - из 17-ти человек меня помнит только один. С остальными я два раза в неделю знакомлюсь заново. Потом я иду на кухню, включаю посудомойку и ставлю кофе - так с 9:15 до 11:00 я занимаюсь исключительно кухонными делами: варю кофе, разливаю его, разношу бутерброды и йогурты старичкам, заправляю посудомойку. Вообще работа не сложная, учитывая, что я люблю заниматься хозяйством. И поэтому душа моя не выдержала, когда я полезла на полку за кружками и увидела… О мой Бог, что я там только не увидела!..
Потом я пристальным взглядом окинула всю кухню. Крошки на столешнице, брызги засохшего кофе и краски – везде: по стенам, батареям, шкафам… Натянув перчатки, я взялась оттирать кухню… Попутно вымыла ещё и кофейники. Признаться, первоначально я думала, что они просто такого старинного желто-коричневого цвета - но оказалось, что они белые!.. Еще я помыла батарею и все внутренности шкафов и натерла до блеска столовые приборы и плиту.

Когда через два часа на кухню зашла моя коллега Хлоя, то она воскликнула:
- о, о, мне нужны солнечные очки!...

Затем она поинтересовалась, не испытываю ли я дискомфорта от этой уборки, ведь я не должна этого делать. На что я ответила, что я испытываю дискомфорт от грязи. Хлоя меня дружески похлопала по плечу и спросила, чем бы я ещё хотела заняться?.. Я посмотрела по сторонам и выбрала себе самого отстраненного старичка. Люблю я аутистов. Они так глубоко находятся в своем внутреннем мире, что не лезут в мой ни с объятиями, ни с вопросами.

Взяв детскую книжку с полки, я приставила стул рядом с креслом Лео и начала читать ему вслух, и 50 минут без перерыва читала ему немецкую сказку. Не могу сказать, что я всё из нее поняла и так же не могу сказать, слушал ли меня Лео, потому что он все время смотрел перед собой, а его рот был слегка приоткрыт. Иногда он засыпал, и я легонько теребила его за плечо. Он нервно вздрагивал, удивленно смотрел на меня, а я ему показывала книгу и он продолжал слушать… ну, или думать о своем.

Хлоя сказала, что я стала лучше читать. Всякий раз, для кого-то читая, я представляю себе мою учительницу по немецкому Марину Михайловну, и вижу, как она с гордостью смотрит на меня. Ведь еще год назад, в это самое время, я не могла даже двух предложений связно сказать. А сейчас совсем, совсем другое дело.
Около 12-ти мы начинаем разводить по группам наших подопечных и убирать их рабочие места… А, вот ещё что - Хлоя пришла в окончательный восторг, когда в четверг 11 октября я собрала вокруг себя аутистов и начала читать им сказку «по ролям», за кошечек и собачек, фактически устроив театр одного актера. В любом случае, если не начать смотреть на эту работу с творческой точки зрения, то можно свихнуться.

В среду 10 октября я должна была работать вечернюю смену в Кафе.

Когда я пришла, Барбара рассказала, чем я должна заниматься с 18-ти до 22-х - итак, внимание!.. - моя главная обязанность – общение!.. Я была немного в шоке – мне всегда казалось, что я могу быть более полезной на кухне – а тут просто общаться… Ну да ладно. Пообщалась. Вечер прошел так.
С 18-ти до 19-ти я сидела в баре за столом с шестью людьми и одним школьником, который должен был здесь работать. Несчастный 16-летний мальчик не отходил от меня весь вечер, делал круглые глаза, вздрагивал и ужасался. Прямо как я в свои первые рабочие дни. Он посмотрел на моё невозмутимое лицо и спросил, почему у меня нет страха. А я сказала, что внутри я ещё боюсь их в таком количестве, но просто стараюсь принимать ситуацию.

С 19-ти до 22-х я сидела на подоконнике – это всё потому, что прямо под ним была батарея и я грелась. Сидела я в окружении аутистов, которые взяли стулья и пододвинули кожаные кресла, что бы посмотреть на нового работника, то есть на меня. Мы чуть-чуть поговорили. Они спрашивали, как меня зовут, сколько мне лет. А один бевонер - Том, я его видела на дискотеке после лотереи, он ещё тогда хотел танцевать со мной - на этот раз решил предложить купить мне колы. Это он так ухаживает. Я отказалась, на что он спросил: 'почему нет ?' . В таких случаях я всегда привыкла отвечать: 'почему да?'. Этот вопрос ставит в тупик многих и нормальных парней, что уж говорить про Тома. Том начал обдумывать мой ответ, а затем замолчали и все аутисты – задумались каждый о своем.

Но покой был недолгим - вдруг откуда ни возьмись вылетела гиперактивная девушка Стейси – я аж подпрыгнула чуть не до потолка, когда услышала её слёзный крик, переходящий в устрашающий хохот.
Она худая, почти анарексичная, с сухими руками и чёрными волосами, завязанными в растрепанный хвост. У нее большие черные впалые глаза и черная одежда. Выгладит она как маленькая ведьма. И хохот такой же пронзительный. Она подскочила к нам и тут же начала реветь – точнее, это был крик, без слез, просто всхлипы. Аутисты встали со своих мест и молча ушли в другой зал. Я ушла с ними. И мы опять сели в узкий круг, чтобы помолчать.

12 октября, пятница.

Сегодня в город приехала ярмарка с каруселями, и мы с моей группой в сопровождении Сикрет отправились в город.
С погодой нам не повезло - лил дождь, дул холодный, осенний ветер и как-то было ужасно. Вся моя группа вымокла до нитки, да и я тоже промокла насквозь и замёрзла. С одежды у меня стекала вода, я стояла посреди этих аттракционов, вокруг кишмя кишел народ из соседних групп – ну истинно всеобщее сумасшествие. Везде был туман из-за дымовых пушек, обрывками доносилась музыка, мой сырой плащ развевался по ветру, вокруг - радостные голоса бевонеров - Сайлент Хилл отдыхает!..
Когда все поели пиццу и сладостей, мы отправились ждать автобус. Ливень продолжался, все начали топтаться на месте…

Надо сказать, что моя старшая коллега Сикрет - очень аморфная фрау. Я тут же начала искать место, где можно было бы скрыться от дождя и нашла что-то вроде крытой остановки для велосипедов, и сразу же согнала туда группу. А Сикрет просто стояла и говорила: 'да, холодно'. Она, как высокая и худая рыба, только хлопала глазами и ничего не видела, кроме своего оранжевого зонта, который крепко держала, вцепившись в него своими ледяными руками.

Бекка начала плакать, так как замерзла и устала. Я начала ее успокаивать, тут Джули тоже начала плакать, потому что плачет Бекка. Я и её обняла. Так мы и стояли. Под навесом, холодные, мокрые и плачущие. Я сама чуть не начала плакать. Ненавижу холод. И я была уже голодная.

Но наконец-то приехал автобус, и мы забежали в него. Только я зашла в дом, то сразу подбежала к батарее и обняла ее как родную (у нас при входе весит огромная батарея - от пола до потолка и сантиметров 60-т в ширину). Но не прошло и минуты, как моя коллега Джил командным тоном сказала, чтобы я шла переодевать Майю. Замечу, что Джил сидела весь день в бюро и вообще не занималась делами по дому - на кухне не стояла посуда для еды, а по столу были рассыпаны крошки от печенья. Джил толстая и неповоротливая, с пирсингом на языке и ей 37 лет.

Что же – я переодела Майю и остальных ребят - все они, кроме Аннет, шли на корпоратив от работы, и спустя 30 минут 9-ть человек уехало на вечеринку.

Джил поехала их провожать, но вскоре вернулась, чтобы продолжить сидение в бюро. Когда Джил уходила, она сказала, что мне сделать по дому. Но только дверь за ней закрылась, я тут же налила себе горячий чай с медом, разулась и села к батарее, чтобы погреться. Ко мне подошла Аннет, она с минуту смотрела на меня и вдруг спросила: 'ты замерзла?' Я качнула головой - мне было так грустно и я так устала... И Аннет обняла меня за плечи и сказала: 'всё хорошо… всё хорошо'. Боже мой! Это было первое проявление заботы, и не от коллеги, нет – а от человека, о котором я сама должна заботиться!..

После она принесла мне шоколадную конфету и мы с ней вместе начали выполнять домашние дела.

Аннет...
Я давно хотела рассказать про нее, но всё не было повода...

Аннет очень исполнительная. Она всё делает аккуратно, и если вдруг заденет тебя случайно, то сразу извиниться. Если я ей чищу зубы, то она стоит ровно, как солдат, и ждет, когда я закончу. Она всегда аккуратно одета, приятно пахнет. Здесь она живет уже 8 лет. Когда Аннет узнала, что мне 22 , то сказала, что я очень юна. Тогда я спросила, сколько ей лет?.. – 39-ть,- ответила Аннет. Она низкого роста, ниже меня, с круглым телом и чистыми ногтями. Носит тонкие очки.

(А вообще вся моя группа напоминает мне отряд пингвинов - они похожи походкой и телом на этих птиц)..

Аннет пригласила меня в свою комнату, до этого я не была в ней, так как редко хожу на второй этаж. И что же я увидела?.. – кругом был идеальный порядок. Порядок на грани болезни. Всё лежало одно к одному, ничего лишнего. Я открыла ее шкаф с одеждой - вся одежда была разложена по цветам и идеально ровно сложена, а на стенку шкафа приклеен план с днями недели и числами. В каждой клеточке стоял значок - это означало, что она должна делать - то есть каждый вторник она моет обувь, по средам носит вещи определенного цвета - и так далее. Шелдон Куппер просто нервно курит в стороне по сравнению с Аннет и ее упорядоченностью.

Как правило, в комнатах бевонеров присутствует легкий беспорядок - но здесь не было ни пылинки!.. Я сказала ей: 'у тебя так чисто' - на что она заметила, что завтра нужно будет убраться. И это не было кокетство, бевонерам не знакомы эти чувства, так же как ирония или сарказм. Просто она действительно считает, что завтра её комнату пора убирать.

Аннет показала мне свои раскраски. У нее огромное количество альбомов, где она раскрашивает мелкие детали предметов, хорошо сочетая цвета. Она взяла свои фломастеры и мы пошли вниз, чтобы она порисовала. А я села смотреть телевизор.
Но тут зашла Джил и сказала, что раз все дела по дому сделаны, то почему бы мне не пропылесосить бюро?.. Вот этого мне еще не хватало. Я только розы не посадила!.. Как Золушка носилась по дому, моя пол в душевой, складывая белье, выставляя завтрак и развешивая чистое бельё!.. Идиотизм этой Джил сводит меня с ума. О кей, я сделала и это, но после демонстративно подошла к ней и сказала:

- кухня готова.
- белье стирается.
- пол вымыт.
- второй ужин готов.
- бюро – готово.
- Аннет готова тоже. (это означает, что я приготовила ее ко сну)
- посуда чистая.
- новые продукты в холодильнике.

- Есть еще дела, или я могу попить чай?.. – спросила я с милой улыбкой. На что Джил посмотрела на меня и сказала:
- Конечно! Ты можешь попить чай со мной!

- Нет, я хотела бы попить его в одиночестве. – ответила я и ушла на кухню.

Джил тут же пришла ко мне и спросила: - Всё ли хорошо?.. Я ответила, что сегодня промокла и могу завтра заболеть, так как уже чувствую температуру. И что я хочу есть и скучаю по дому. На что Джил провела со мной получасовую беседу о том, что мы большая семья и что если у меня есть проблемы, то я могу обсудить их с ней.

А я всё пыталась задать ей вопрос: - 'Почему ты сидишь в бюро, а я бегаю по дому с веником?' - но она не давала мне вставить ни слова!..

А на часах к тому времени было уже 21:00, и она сказала - : 'А теперь ты можешь идти домой!'
Я молча вымыла кружку и ушла. Дверь из-за сквозняка сильно грохнула за мной, что пришлось очень кстати, так как мне ужасно хотелось хлопнуть этой дверью по башке толстой Джил.

А когда я вернулась домой, то выпила фервекс, так как у меня и правда поднялась температура и завтра весь свой выходной я буду лежать дома.
Всё.






  • 1
Армия. Стойкий Оловянный Солдатик конечно тоже был стойкий, но всего лишь стоял неподвижно.
Эгоизм - главное или единственное препятствие сделать человейнику хоть один шаг выше муравейника. Это, видно, вненационально и вневременно.
А активный муравей всё равно счастливее.

я думаю, да )
и у него всё получится :)

Всё-таки молодчина она у тебя - замечательно держится в таких жутковатеньких условиях и нагрузках.

да-да.
когда я сильно устаю и готова застонать, я вспоминаю Элю и говорю себе: "ну чё ты киснешь, твоему ребенку в сто раз тяжелее бывает, бери пример с нее" ))

  • 1