Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Эля: о длинной неделе, вредной Каролине, наставнице Инге и острых ножах


Вот и ещё одна неделя началась...
В понедельник был выходной и я с жадностью читала Моэма "Узорный покров", и ничего мне не нужно было, как только дочитать эту книгу...

А вторник для меня начался с утренней смены.

Маргарита - мастер портить настроение всей группе. Если с ней выпадает смена вечером, то непременно будет по какому-нибудь поводу скандал, а если утром, то она будет придираться к мелочам.
Была у нас идиотская ситуация с йогуртами . Каждое утро мы обязаны выставлять их на стол, и в это утро я сделала тоже самое. Посмотрев на дату я поняла, что через два дня их срок годности истечёт, но сегодня их есть ещё можно. Тут влетает Маргарита со словами, что это неправильные йогурты и достаёт другие. 'Окей, - спокойно подумала я. - Пусть будет так, как она хочет".

После она спросила: - а что с кофе?.. Я сказала , что он не готов , потому что вчера кто-то его не засыпал в машину с вчера. Оказалось, что это была сама Маргарита. Потом мы долго сидели в бюро и выяснили, довольна ли я своим расписанием. Я сказала , что работать в две смены, это сложно и я устаю. Она сказала , что я первая , кто качает права – я же на это только пожала плечами. Я думала лишь об одном, что это не та работа, ради которой я хочу умирать. Да и вообще нет такой работы, ради которой стоит убиваться. Но, в конечном итоге, мне сделали хорошее удобное расписание, хоть Маргарита и говорила со мной, как с тупицей, как с ничтожным человеком.
Я немного пообижалась, а потом подумала: 'собака бывает кусачей только от жизни собачей' , ну и послала её мысленно ко всем чертям. Так прошли мои первые три часа на работе. А потом я пошла к своим старичкам.

Там я увидела Хлою и сразу кинулась к ней на плечо. Она меня обняла и, ничего не спросив, просто ободряюще улыбнулась. Пусть это было немного , но этого тепла нет на моей работе в доме. И лишь здесь, в доме старичков, я чувствую от своих коллег поддержку – пусть просто в улыбке или легком похлопывании по плечу.

Весь день я была в каких-то растрепанных и решила погулять. Купила себе две подушки по три евро и пару ленточек, чтобы украсить комнату, а вечером заглянула к Вике и она так смешно покрыла матом всю систему, по которой мы работаем и всех наших начальников, что я хохотала от души. Потом мы выпили чаю и я отправилась домой, и заснула со спокойной душой.

Дни у нас стоят теплые, я бы сказала летние, +22. А вечера просто великолепные.

В среду у нас был семинар с 8-ми утра до 17-ти вчера. Сидели мы в узком кругу из 25-ти человек таких же, как и я, работников – это ребята в возрасте от 16-ти до 24-х лет, которые работают в Ротенбурге. Поднимались вопросы об агрессивных бевонерах. И я опять подумала, как мне повезло с группой, ведь на меня никто не кидается с кулаками. Время пролетело быстро, а по окончанию выяснилось, что я приглянулась одному школьнику 16-ти лет и парню из Африки. Оба они попросили мою страницу на Facebook.

А вообще все семинары проходят очень однообразно. Немцы обожают работать по системе: презентация ->работа в группах-> дискуссия. От этой работы в команде меня уже тошнит – видимо, немцы чувствуют себя неуверенно , когда работают в одиночестве. Я же, в свою очередь, привыкла за время учебы в универе к другому раскладу: хоть ты и часть коллектива, но, в итоге, каждый отвечает сам за себя и только сам отвечает за то, что он делает. И именно в университете я полюбила соревнования - кто быстрее прочтёт книгу, чей проект будет круче, чей диплом интересней. А здесь - нет, в команде нет места для "я". Скука, одним словом.

Четверг прошёл быстро. Три часа с Маргаритой утром, которые кажутся мне адовыми часами, и три часа с Хлоей, которые кажутся мне райским наслаждением. Видимо, вот он - Великий Вселенский Баланс.

После работы ко мне на пару часов заехала Диана и мы с ней обсуждали скверный характер Маргариты, на что та сказала, что она всегда была такой и дело не в том , что я ей не нравлюсь - просто ей никто не нравится. И тут мне стало даже жалко эту женщину 45-ти лет, которая, в сущности, похожа на лающую собаку. Ведь я отработаю здесь год и больше никогда о ней и не вспомню, а она будет здесь работать и работать, самоутверждаясь за счёт молоденьких девочек и инвалидов. Печальное зрелище.

Настала пятница и у меня появилось чувство, что этот день был длинною в целую неделю.
Я пришла на работу в час, сегодня моя смена была с часу до 21:00. Меня встретила Маргарита, которая продолжала корпеть над расписанием. Я работала в смене с Ингой, она считается моей наставницей. Маргарита толкнула мне речь на 10-ть минут, из которой я поняла, что она опять мной недовольна. Но я добродушно улыбнулась, на что она взялась меня отчитывать ещё пуще прежнего. В конце концов я кивнула головой, сказав, что я мало что поняла из ее быстрой и громкой немецкой речи ( хотя, признаюсь, я поняла практически всё, просто мне не нравилась её интонация и возбуждённый тон и я не хотела беседовать с ней в этом ключе). Тогда она махнула на меня рукой и я пошла помогать Бекки убирать её комнату. Но расскажу я про Каролину.

Хоть я и понимаю, что про больных так говорить плохо, но Каролину я выношу с большим трудом. Она навязчивая, буйная, то смеётся, то плачет, то делает это всё одновременно. Она чавкает, когда ест, она вызывает у меня сплошное отвращение. А еще она так противно произносит моё имя!.. И всегда топает, когда ходит - такая высокая и какая-то нелепая во всём, что делает, и у всех она взывает только раздражение.

Она села пить сок и разлила его по полу, столу и креслам. Пока я за ней мыла и вытирала, она громогласно ревела - тут же вбежала Инга и начала выяснять, в чём причина.
(А вообще Ингу хлебом не корми, дай только выяснить, в чём дело. Она принимает такой деланно-понимающий вид и так неискренне начинает всех выслушивать, что аж тошнит. Инга ни о ком не заботится, а лишь играет в заботу – на самом деле ей всё, что здесь происходит, глубоко по-барабану. Она моя наставница и в ней всё фальшиво – будь то сочувственная улыбка или простое пожатие руки. Она часто сидит в бюро и кивком даёт тебе задания, а сама якобы кропотливо работает над бумагами. ( Для справки скажу, что заполнить бумаги - это работа на 30-ть минут – я это точно знаю, так как часто наблюдаю, как это делает моя любимая Лидия)).

Но вернёмся же к Каролине.
У Каролины хорошо обставленная комната, ее родители постарались и в выборе её гардероба, но все остальное, связанное с ней, очень противное - сама атмосфера вокруг неё будто бы липкая и какая-то тошнотворная. А как Каролина чистит зубы, у меня аж мурашки бегут по спине от воспоминаний - это просто отвратительно. Она не вызывает у меня ни капли жалости или желания приласкать её, в частности, потому ещё, что она как будто бы всё делает из специально заложенной в ней вредоносной программы - остервенело размазывает джем по столу, чтобы я подала ей салфетку; зная, что нельзя открывать холодильник, дожидается, когда я захожу на кухню и открывает его – и всё это для того, чтобы я обратила на неё внимание. Нет, она всё-таки ужасно ужасно ужасно противная !! И ей 35 лет! Ах! Но спасибо , что хоть на выходных её забирают родители и мне не приходиться видеть ее так много.

После двух часов дня мы с Майей прибирали её комнату, как вдруг раздался звонок в дверь. На пороге стояла Лидия!! Её каштановые волосы блестели на солнце и она улыбалась. Я немного опешила - ведь у неё были каникулы и я не ждала её раньше понедельника!.. Я радостно обняла её со словами: 'я скучала!..'

Я так поняла, что Лидия не привыкла к радостным встречам на работе, поэтому она лишь сдержанно улыбнулась и спросила, как у меня дела. Я сказала, что всё хорошо, но она поняла, что это не так и внимательно посмотрела на Ингу. Та же, как и обычно, играла в занятость. Лидия спросила: когда наши смены?.. Я сказала, что, вроде бы, в среду или в четверг. Я сомневалась. Она кинула мне 'до встречи' и легонько пожала руку. Она хотела приободрить меня, но не знала, как. Она ушла, и я отправилась дальше помогать Майе.

Потом я поднялась наверх, чтобы проверить комнату Карла. Я постучала к нему, он открыл дверь, увидел меня и резко захлопнул её прямо перед моим носом. На грохот закрывающейся двери тут же примчалась Инга, чтобы выяснить, в чём дело.

И тут я сыграла спектакль под названием «Ошарашенная дверью», так как фальшивое участие Инги в моей судьбе было просто непереносимо. И я округлила глаза и в ужасе залепетала: «Я в шоке! Мне страшно!..» Инга тут же бросилась меня успокаивать и заставила Карла извиниться, а затем села строчить протокол о том, что ах-ах, случился инцидент!! На Эльвиру напали, но она всех спасла!.. Смех, да и только.

После я должна была резать салат с Беккой, но стоило мне отвернуться от неё на секунду, как она тут же начала плакать. На плач сразу вбежала Инга и опять начала выяснять , что случилось. Я пожала плечами - я режу салат и мне не до беспричинных слёз Бекки. Инга вполголоса, (а она вообще всё выясняет вполголоса) , спросила, не против ли я готовить еду одна. О, я была только рада, что меня отставят наедине с самой собой хотя бы минут на сорок.

После настал ужин. Не успели мы сесть за стол и начать есть, как дверь на кухню открылась и вошел мужчина лет 60-ти, бодрый и седой. Он окинул сидящих за столом весёлым взглядом, увидел меня и упал на одно колено, и, обняв спинку моего стула одной рукой, приятным баритонном начал что-то мне быстро говорить. А я смогла вымолвить только 'ох', потому что не поняла из его речи ни слова. Но по интонации было понятно, что он говорит что-то приятное. Я, как дама благородная, независимо от себя тут же побледнела, затем покраснела и застенчиво заулыбалась. Он увидел моё смущение и ущипнул меня за щеку, как это умеют делать старички, - а затем вскочил на ноги и ушёл. И я так и не поняла, что это было и кто это приходил ущипнуть мою щёку. Театр абсурда, одним словом.

После ужина я с несколькими бевонерами отправилась на дискотеку в кафетерий. Нууу… я однажды уже рассказывала, какое впечатление на меня производят эти танцы. И в этот раз я просто-напросто забилась в самый дальний угол и достала телефон, где у меня скаченная книга Моэма 'Бремя страстей человеческих' (что-то я подсела на Моэма). Но стоило мне поднять глаза, как передо мной очутился Карл, который тут же кинулся меня обнимать, как будто после долгой разлуки. Совсем не понять его - то дверью хлопнет, то обнимет, как самое дорогое на свете. Потом он схватил меня за руку и увёл танцевать, и ровно одну песню я делала 'два притопа три прихлопа', как в массовке под баян в пионерском лагере. Затем я опять опустилась в кресло, чтобы наконец-то почитать, но не тут-то было - тот самый бевонер, который как-то уже пытался за мной ухаживать, сел напротив меня и начал на меня смотреть. Через 15-ть минут после этого пристального внимания мне стало жутковато. А ещё через 15-ть минут он попытался потрогать меня за кончик обуви, и тогда мне пришлось резко встать и уйти сидеть к бару, где я наткнулась на огромную Анку - одноклассницу моей Памеллы – той самой школьницы, которая работает со мной на группе два раза в неделю. Анка как скала - беловолосая, высокая, полная… и я всё удивляюсь – такое ощущение, что их, этих девочек, где-то специально штампуют в определённом формате. Я ей дышу почти в пупок. Но с Анкой мы практически не поговорили, так как бевонеры требуют постоянного к себе внимания.

В 21:00 за мной зашла Инга – увидев меня, она тут же натянула улыбку и опять же вполголоса (!!) спросила, всё ли у меня хорошо. Я кивнула головой. После она спросила, а не скучаю ли я по дому и, не дождавшись моего ответа, сказала, что, когда я вернусь домой, то буду скучать по ним так же. Я неопределённо качнула головой и было не ясно, да это, или нет. И скорее ушла домой.

Из новостей:
- в четверг от нас уехал Алекс, мой сосед, и теперь в его комнате живет Текла. Единственное, о чем я подумала, когда он уехал, было : "он увозит с собой свои классные ножи"

Отсюда опус о ножах.
Я всё время что-то и где-то готовлю. Очень мне полюбились ножи из Икеи - острые, блестящие. Когда такой нож в руке, хочется порезать всё, что есть в холодильнике. На работе утром я большим хлебным ножом с зазубринами режу пополам булочки к завтраку – с таким ножом в руках чувствуешь себя настоящим поваром. Иногда я орудую ножом прямо как маньяк из фильмов - большим стальным ножом, в котором можно увидеть собственное отражение - им я режу овощи в салат. А когда мне нужно порезать фрукты, то я беру маленький нож, с синей ручкой, заостренный на конце. Я зову его 'орлиный коготь' , так как он имеет округленную форму.
А сейчас дома мне приходится работать местными ножами. На каждом из них стоит заводская надпись, для чего тот или иной нож, поэтому , когда я режу курицу ножом для помидоров, у меня чувство, что я революционер, который идёт против немецкой системы.

(Кстати, после Алекса Текла вот уже как два дня моет комнату, проклиная на чём свет стоит всех нерях).

А еще от жары начали размножаться Божии коровки . И вроде бы это мило. Но блин они стадами пасутся на потолках и на стенах. Это страшно! Мы их изгоняем. Скажи, ты когда-нибудь изгоняла этих существ?.. – мне кажется, они решили захватить власть над людьми. Ужас просто!

А ещё я здесь всё время что-нибудь чиню, а немцы этому очень удивляются. Ну, к примеру, развалилась швабра – но зачем же её выбрасывать и покупать новую, если её можно просто укрепить?.. Ещё я недавно отремонтировала кофемолку. Не знаю, как у меня получилось, но она заработала!..

А ещё здесь мне снятся очень интересные сны... Но об этом – как-нибудь в другой раз.



Tags: Германия, Эля, дети, дочь, письма от Эли
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Система образования, «Трезориум», и где взять счастливых людей

    Я часто об этом думала. Наверное, с тех самых пор, когда начала учиться в школе: есть ли на свете такие школы, думала я, в которых хотелось бы…

  • встреча

    "В страшном каунасском гетто 28 октября 1941-го года расстреляли около десяти тысяч евреев. А однажды за один день фашисты убили всех детей.…

  • бегом от таблеток

    Врач-кардиолог академик Николай Михайлович Амосов, автор новаторских методик в кардиологии и системного подхода к здоровью («метод ограничений…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal

  • Система образования, «Трезориум», и где взять счастливых людей

    Я часто об этом думала. Наверное, с тех самых пор, когда начала учиться в школе: есть ли на свете такие школы, думала я, в которых хотелось бы…

  • встреча

    "В страшном каунасском гетто 28 октября 1941-го года расстреляли около десяти тысяч евреев. А однажды за один день фашисты убили всех детей.…

  • бегом от таблеток

    Врач-кардиолог академик Николай Михайлович Амосов, автор новаторских методик в кардиологии и системного подхода к здоровью («метод ограничений…