Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Category:

Лунный Часовой

Согрел, укачал, отпустил по волне,
забрал все печали и вылечил сны…
Последняя часть удалась не вполне
написанной книги…
но в центре Луны
стоит Часовой, мы не видим его,
он Лунный Солдат и вся ночь перед ним,
серебряный свет над его головой,
в руках его лунная нить.

И я говорила: «Скажи, Часовой,
кто время глотает, где время живёт?..
и где мои крылья?..» Но капает воск
и свечка сгорает
и тьма настаёт…
Не скажет, не скажет…- нигде, никому -
придумывай сам, перелистывай дни,
на свет вылетая и падая в тьму,
хватаясь за лунную нить.

Качай меня, не забывай ничего,
неси по волне, замирай у волны,
покуда Луну сторожит Часовой,
покуда он в центре Луны.
Запутались нити, теряется след,
и день начинается снова с нуля,
и белые хлопья в серебряной мгле
летят на планету Земля.

Tags: стихи
Subscribe

  • а кораблик летит

    Эти рваные дни, это странное время, быль меняет на боль, разбирает мосты. Кто-то выпьет за нас, кто-то будет последним. Веня, Веня, не ты? Это, может…

  • "Я называла её Ю"

    10 мая — 100 лет со Дня рождения Юлии Друниной Из воспоминаний дочери Юлии Друниной Елены Липатниковой: – Я только после маминой…

  • и вырасти большим

    Всё так… - ты говоришь. Нет, всё не так… А как, теперь никто уже не знает… Там – празднуют, там – плачут, там…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • а кораблик летит

    Эти рваные дни, это странное время, быль меняет на боль, разбирает мосты. Кто-то выпьет за нас, кто-то будет последним. Веня, Веня, не ты? Это, может…

  • "Я называла её Ю"

    10 мая — 100 лет со Дня рождения Юлии Друниной Из воспоминаний дочери Юлии Друниной Елены Липатниковой: – Я только после маминой…

  • и вырасти большим

    Всё так… - ты говоришь. Нет, всё не так… А как, теперь никто уже не знает… Там – празднуют, там – плачут, там…