Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

все мы разные

Был у меня один знакомый — так вот, когда его беременную жену осыпала предродовая пигментация, то с ним случилось то же самое — он весь покрылся пигментными пятнами.
Аналогичное произошло с подругой моей сестры, когда у сестры случилась аллергия. От переживаний за мою сестру Любка аллергически «зацвела», и закончилось это только после того, как сестра вылечилась.

Другой мой приятель (близкий друг кстати В.А.Лейкина, поэта, сценариста, автора сценария фильма Ю.Мамина «Бакенбарды») во время рассказа одной знакомой, как она сломала ногу — потерял сознание. Нет, это не смешно — музыкант так живо себе это представил и испытал такое потрясение, что лишился чувств прямо во время рассказа.
Это ответ на часто встречаемую мной фразу «все люди одинаковые». Да нет, разные мы, и у всех разный стрессовый порог и разная адаптивность и чувствительность. И для некоторых людей единственная возможность выжить — это не вникать, кто прав, а кто нет, не говорить на шумные темы, не смотреть новости, не читать газет.

Когда мы в школе изучали поэму «Двенадцать», я сказала маме, что не могу её выучить, не нравится она мне.
— Знаешь, — ответила мама, — Блок попытался принять революцию… но после «Скифов» и «Двенадцати» ничего не писал уже…
— Но как же, — удивилась я, — нам в школе говорят, что Блок принял её с восторгом.
— Блок умер в 21 году почти сразу после того, как узнал, что крестьяне сожгли его усадьбу в Шахматово… — задумчиво ответила мама. — Он болел и до этого, а после пожара усадьбы слёг и больше не вставал…

Тогда мы ещё не знали, что Блок, назначенный советской властью работать в различных комитетах, напишет в своём дневнике: «Я больше не принадлежу себе, меня выпили». И что после ареста в ЧК и обвинений в заговоре против сов.власти (правда, под нажимом Луначарского его через два дня отпустили) он напишет: «…под игом насилия человеческая совесть умолкает… так случилось с Россией — ныне»…
И что перед смертью он спрашивал только об одном: все ли экземпляры поэмы «Двенадцать» уничтожены. И что после того, как ему отказали в выезде за границу, он уничтожил свои записи и отказался от приёма пищи и лекарств.

…Каждый из нас пытается удержать гармонию внутри и ищет её снаружи, чтобы как-то её поддерживать именно по причине желания выжить и удержаться. Для одних выжить — это уход в своё, в себя. Для других — шумно взяться за руки. А для кого-то — найти только две руки, в которые можно спрятаться. Но если ты сильный, если ты воин — то не стоит обвинять кого-то в пассивности его жизненной позиции. Не нужно выталкивать Блока на баррикады. Не нужно требовать от человека ответа на вопрос «ты с нами или против нас?», если он от этого может сойти с ума. Пусть он поддерживает огонь в камине и рисует облака. Или сажает деревья. Или кормит бездомных собак и кошек, как это делает одна моя знакомая, у которой нет дома телевизора и она даже не знает имени нашего мэра. И которая на вопрос: «А ты веришь, что когда-нибудь в мире не будет бездомных?» очень тихо ответила стихами Кибирова: «А верить можно только в Бога… Всё остальное — безнадёга»…

Tags: жизнь, люди, размышления
Subscribe

  • патриотический китч

    Это не о политике, это об эстетике. Вот такое теперь есть у нас на районе. Брутальные пацаны постарались. Потому как если есть деньги, то остальное…

  • бумаги и педагоги

    Сижу в бумагах. В справках, правках, заявлениях и подтверждениях. Четвёртые сутки пылают станицы. В очередной раз нужно подтвердить, что ты…

  • пермский стрелок

    Собрала свидетельства из разных источников о пермском стрелке, о его семье, детстве и характере. Вот такая картина складывается, выводы каждый может…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments