Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

про маму

Мама говорит: — Мне продали такие странные пакеты для мусора, они совсем не подходят к ведру. — И показывает мешок, в который легко могла бы уместиться сама.
— Если в нём сделать разрез для рук и головы, то получится дождевик, — задумчиво отвечаю я.
— Но я покупала мешок для мусора, а не костюм для карнавала… — мама скручивает пакет в трубочку и заговорщически произносит: — Хочешь, чего покажу?
— Покажи, — киваю я и иду за ней в её комнату.
— Вот. — мама показывает на стопку книг на столе. — Это я купила себе в подарок на подаренные мне деньги на день рождения.
— Духовной жаждою томим… — констатирую я. — Кто бы сомневался. Молодец.

Мама лёгкая, как веточка — при попутном ветре ей достаточно просто тихонько подпрыгнуть, и ветер сам донесёт её до магазина. Но тащить такую библиотеку, наверное, было тяжело — а ей нельзя носить тяжёлое.
— Как ты донесла это всё? — спрашиваю я. — И потом, ты же плохо видишь. Ну как ты сама по этим дорогам?..
— А я вот в этих очках получше вижу, — успокаивает меня мама. — Да и дороги все наизусть ноги знают. И я в два захода, поэтому не тяжело.

В это время из кухни доносятся странные звуки, затем наш одноглазый Кутузов с диким мявом выносится в комнату в мусорном пакете, начинает метаться, кататься по полу и рвать пакет когтями.
— Да у тебя тут целый цирк!.. — вся эта феерия длится несколько секунд, кот раздирает пакет и, отпрыгнув, обалдело на него смотрит.
— Кутузов, Вы балбес. — говорит ему мама строго. — Вот теперь будьте так любезны убраться с поля боя.
Кутузов исчезает. Я собираю мусор.
— Ещё месяц-два, и он начнёт разговаривать. — говорю я маме, кивая на кота.
— Он умеет. — отвечает мама. — Он просто не хочет при тебе это демонстрировать. Но по утрам он совершенно чётко произносит слово «мама». Ведь ему так не хватало заботы в детстве, мы же взяли его из приёмника совсем ребёнком!..

Я иду домой, тихий ветер дует мне сначала в лицо, затем в спину. Я иду и представляю маленькую девочку, бегущую по дороге из библиотеки, прижимающую к себе том Пушкина. Затем хрупкую учительницу в очках, тянущую домой сетку с тяжёлыми тетрадями. Потом лёгкую бабушку с книжками в пакете, осторожно скользящую по тропинке к дому. Как быстротечна жизнь. Самый мудрый до конца пытается в ней что-то понять. Самый глупый обвиняет её в том, что она так много обещала и не дала. Самый детский продолжает читать книги и радоваться разным мелочам. И доверять попутному ветру.

Tags: дом, мама, семья
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • время перемен

    Ждёшь перемен, но снова – ничего, и жизнь вокруг не делается легче. Сезонный грипп сменился чем-то вечным, почти не проходящим круглый год, но…

  • письмо брату

    Сегодня ночь темней и месяц ближе, Смотрю на мир сквозь синее стекло, Мой милый брат, ты ничего не пишешь, Волнуюсь, двадцать пятое число, Конец…

  • "а жизнь счастливая была.."

    Летом 2018-го в Санкт-Петербурге как-то довольно незаметно для общественности умерла Зоя Эзрохи, замечательный поэт и человек, ей был 71 год.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments

Recent Posts from This Journal

  • время перемен

    Ждёшь перемен, но снова – ничего, и жизнь вокруг не делается легче. Сезонный грипп сменился чем-то вечным, почти не проходящим круглый год, но…

  • письмо брату

    Сегодня ночь темней и месяц ближе, Смотрю на мир сквозь синее стекло, Мой милый брат, ты ничего не пишешь, Волнуюсь, двадцать пятое число, Конец…

  • "а жизнь счастливая была.."

    Летом 2018-го в Санкт-Петербурге как-то довольно незаметно для общественности умерла Зоя Эзрохи, замечательный поэт и человек, ей был 71 год.…