Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

три дня в Москве, или как мы получали визу



Начало было оптимистичным – юноша Володя с ключами от квартиры Жени Ланцберг уехал нас встречать на другой вокзал.
Мы созвонились и решили пересечься в метро.
Для этого мы с Элей по-умному купили в киоске проездной на 5 поездок.
И очень долго прикладывали его разными сторонами к этой штуковине под названием турникет.
И искали щёлку, куда этот проездной вставить можно.
И только потом поняли, что это не трамвай и не троллейбус…
Не то мы купили, вобщем.

Когда мы уже с Володей (который оказался вполне приятным педагогом и туристом) доехали до тундры под названием Митино, оказалось, что он не помнит Женькиного адреса.
А она в это время выступала где-то, и телефон у неё не отвечал.
Напрыгавшись и почти замёрзнув около её дома, через какое-то время мы внутрь всё-таки попали…

Было уютно и тепло, была на плите еда и в доме очень много цветов – последствия дня рождения хозяйки. Под вечер пришла и она сама, и даже с подарком – привела моего френда Наташу, замечательного и светлого человека (moon1986 )
...(Господи, как же вы все юны и прекрасны!.. Иногда чувствую себя каким-то ископаемым… А по сути, вообще не знаю, сколько мне лет. И даже вспомнить не могу. И даже не понимаю, хорошо это, или плохо)...

Ну а вскоре привели и Весту, Женькину дочку.
Веста – это маленькая 6-тилетняя принцесса.
Да.
У Володи с Ириной должна была быть именно такая внучка. Ни на кого не похожая, самостоятельная и изобретательная девочка Весточка.
Из разговора:
- Веста, а где ложки взять?..
- В ИКЕЕ!..
- А поближе где-нибудь?
- А поближе их надо помыть!..
Женя, после ужина и чая, Весте:
- Тебе пора ложиться спать.
Веста уходить не хочет:
- Нет, я ещё не поела!
- Как не поела? А только сейчас что ты делала?
Веста, хватая со стола горбушку и засовывая её в рот:
- Но я же ещё не прожевала!..

Мы сидим рядом. Смотримся мы с Вестой, как самосвал с маленьким изящным двухколёсным велосипедом. Потому что Веста – это мультик, у которого впереди большой экран. А я – автор и исполнитель, которому впереди нужно доказать, что он – автор и исполнитель…

…Перед тем, как я поеду на собеседование получать визу, и Лина, и Чикина, и все, кто имел к этому отношение, меня предупреждали: «Только не шути! Чиновники не любят, когда с ними шутят! А немцы тем более!..»
Ну я и приготовилась. И речь, и бумаги – всё по-взрослому. Справок у меня было, как будто я всю их Германию удочерять собираюсь. Ну разве что на вопрос «а что вы делаете сегодня вечером?» у меня не было справки, что я иду сдавать кровь для немецких овчарок, страдающих гемофилией...

Нам опять повезло – в посольстве был перерыв, на улице метель и холод, очередь – как за итальянскими сапогами в советское время. Мы хотели сдаться в плен, но нас не хотели. Мы забыли нашу заготовленную речь. Мы подпрыгивали и кружились, «как на ветру случайно брошенное слово», не зная, «в ком наше слово отзовётся»…

…Женщина по ту сторону окна внимательно углубилась в наши документы и вдруг, на мгновение оторвавшись, строго спросила:
- А какова ваша цель?..
Я чуть было не выпалила ей своим подсознанием, что «наша цель – коммунизм!» но удержалась. Подумает ещё, что мы засланцы какие шпионские. И ответила всё, как положено.
- Так значит вы – творческий дуэт?.. – не унималась женщина.
Мы с Элей убедительно закивали.
- Вот книга, где напечатаны наши стихи, - ничуть не врала я, показывая книгу. – А вот диск с моими песнями.
- Интересно, интересно… - сказала женщина, рассматривая наши серьёзные круглые физиономии. И вдруг, неожиданно для себя и для нас, весело рассмеялась: - А вы стихи как пишете – начало пишет одна, а концовку – другая?..
- Ну почему…- начала рассуждать я. – Да у нас они разные… Ну если вы хотите… Ну творческий процесс, это…
И тут мы с Элей рассмеялись тоже.
И по глазам женщины поняли, что у неё к нам вопросов больше не будет и что разрешение на въезд в страну она нам даст…
Вот так со смехом мы из посольства и выкатились...

И побывали мы потом у моих очень старых и добрых друзей, которые ничуть не изменились за время, которое мы не виделись, и здорово обрадовались диску.
И весь следующий день провели у моей сестры в Зеленограде, с ней и с моими племянниками.
А Зеленоград я люблю – там лес и тихо.
И там где-то живёт Наташка.

…А за получением виз, надо сказать, тоже очередь была, и карусель с бумажками разного цвета, прикреплёнными к документам, и метель мела, и снова мы замёрзли.
Но нам всё равно было весело.
И джентльмен из очереди нас даже довёз на своей машине до метро.
И даже выглянуло солнце.
И казалось, что мир улыбается нам ))

( «Кошка задумчиво в небо глядит:
Может быть, там колбаса пролетит?..
Мысль, что бывают ещё чудеса,
Даже приятнее, чем колбаса…» (с) )

Tags: жизнь
Subscribe

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…

  • Век нынешний и век минувший

    Когда выходишь из домов чужих, когда не помнишь, где тебя носило, и отвечаешь на вопрос «как жизнь?..» что жизнь – прекрасна, но…

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • это будто плыть

    Это будто плыть по большой реке, а потом увидеть желанный берег. Он проводит рукой по её щеке, и проходит ток по его руке, она вздрагивает, и отходит…

  • Век нынешний и век минувший

    Когда выходишь из домов чужих, когда не помнишь, где тебя носило, и отвечаешь на вопрос «как жизнь?..» что жизнь – прекрасна, но…

  • она и он

    Она поправляет шляпку: – Ау, не пойму, где ты, молодость?.. Смеётся: – Вот мы какие – два старых седых муравья!.. Похорони меня в ярком! О кей? – Не…