Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

Categories:

Квартирный вопрос

Прабабка моя с прадедом и тремя маленькими детьми, лишившись дома и графской усадьбы, в 1918 году бежала от голода сначала в Родники, где они открыли свою лавку, а затем, после раскулачивания и разгрома частных предприятий – в саратовскую область. Старший сын Леонид был белым офицером и о нём знали мало, тихо шептались, что вроде бы эмигрировал. Средний, Валерий, в 18 лет ушёл в Красную Армию и погиб на Сиваше. Самая старшая, Ольга, работала в госпитале мед. сестрой.

Обосновавшись в Саратовской области, прадед Георгий поехал в соседнюю деревню, узнавать для ребят про школу – нужно было где-то учиться. И был убит на дороге разбойниками.

Прабабка Маша с тремя детьми в 20-м году возвращается в Иваново, где её принимает старшая, Ольга, в своей маленькой квартирке, выделенной ей госпиталем. (Больше десяти лет они проживут все вместе, замуж Ольга так и не выйдет, помогая кормить и воспитывать младших братьев; незадолго до войны черноглазая красавица с белой прозрачной кожей Ольга умрёт от водянки).

В 30-х годах в Иванове начнётся строительство первого кооперативного дома (на «Станционной»), и прабабушка вложит в него оставшиеся сбережения от прежних дворянских накоплений. И в итоге две комнаты в коммуналке будут принадлежать ей и её детям.
В одной комнате жила прабабушка Маша и моя бабушка Зоя, в другой – сын Юрий с женой. Двое других сыновей уехали учиться в Горький.

Всю эту предысторию я могла бы упустить, чтобы рассказать уже самое интересное. Но решила оставить для стройности сюжета.

В какой-то момент сын прабабки и бабушкин брат дядя Юра решает жить самостоятельно и обменивает свою комнату на полдома в Пустошь Боре в частном секторе. И в его комнату въезжает зубной техник тётя Таня. Вскоре начинается война, дядя Юра уходит на фронт и его жена Катя бросает эти полдома и с маленьким сыном приходит жить к свекрови, с которой живёт баба Зоя и её маленькая дочь, муж которой сослан, как враг народа.

В самом начале войны из первой по коридору комнаты (я её помню, там был балкон!) наши соседи, муж и жена, уезжают в эвакуацию, и в их комнату из комнаты прабабки переселяется жена дяди Юры тётя Катя с сыном. Живут трудно, но дружно, и все друг другу помогают. А в другом подъезде со своей мамой уборщицей так же трудно живёт маленький щуплый пацан, который любит петь и рисовать – отец его ушёл на фронт и больше домой не вернулся – нет, с фронта вернулся, а домой – нет. И никто ещё даже и не подозревает, что пацан этот впоследствии станет известным модельером и прославится на весь мир. И что в центре Москвы будет стоять модельный дом его имени – имени Славы Зайцева.

…Вернувшись с войны, дядя Юра решает переехать со своей семьёй в Ленинград, но перед этим переселяет мать, сестру и племянницу в комнату соседей (в ту, которая с балконом), а комнату матери продаёт дяде Моне и его беременной жене тёте Любе.
Дядя Моня, обладая самой что ни на есть национальной внешностью, имел фамилию Сапожников и был лучшим закройщиком в районе. Ну то есть портным. В доме так и говорили: «В 111-ю пойдёшь, там портного сапожникова найдёшь». Скорее всего, дядя Моня сам эту прибаутку и придумал – очень он был не скучный человек.

Спустя положенное время у дяди Мони и тёти Любы рождается сын Витя – и в этот прекрасный момент в 46-м в свою комнату из Ташкента возвращаются наши соседи. И прабабушка, бабушка и моя мама остаются НИГДЕ.

Дядя Юра срывается из Ленинграда, бегает по разным конторам и пытается решить квартирный вопрос, но единственное, чего добивается – разрешения на проживание двум семьям в одной комнате. И в итоге две семьи поселяются в одну небольшую комнату в коммуналке, которую разделяют шкафом.

Лампа была на стороне дяди Мони, и поэтому мама читала и готовила уроки при довольно слабом освещении – именно тогда она начала терять зрение и в 10 лет ей прописали очки. Но, тем не менее, жили дружно, с маленьким Витькой сидели все по-очереди и претензий никто никому не высказывал. Дядя Моня характером обладал юморным и терпеливым, да и тётя Люба была покладистой и улыбчивой. Прабабушка моя всё время что-то шила у окна, бабушка организовывала школу на производстве, а мама ходила в драм. кружок.

Через год дяде Моне удалось-таки купить комнату в соседнем подъезде и съехать их этого колхоза – а, возможно, он сделал это на те деньги, которые ему вернул дядя Юра за комнату. К дяде Моне мама ходила в гости и носила Витьке конфеты.

Я и сама до 8 лет росла в этой коммуналке, в той самой многострадальной комнате. И, клянусь, никогда в жизни я не слышала ни ссор, ни скандалов, ни претензий по поводу грохнувшегося с гвоздя из- под потолка велосипеда, занятого клозета или неубранной кухни. Соседка тётя Таня лечила нам зубы. Тётя Аня пускала на балкон и угощала пряниками. А в 56-м никто не стукнул на бабушку, что к ней с волчьим билетом тайно приезжал из лагеря муж.

…А во дворе нашего дома всё те же сараи, что я помню с детства. И торчит остов железной качели, на которой качалась, наверное, ещё моя мама и Слава Зайцев. Раритет.


Tags: жизнь, история, люди, семья
Subscribe

  • всё забыть

    Всё забыть, что пройдёт – не каждому удаётся, но проходит всегда и всё – разве дело в этом, вот планета моя – вращается вокруг солнца, а вот это я –…

  • 9 мая

    ежегодное теперь уже. сегодня у мамы День Рождения, ей бы исполнилось 85 * * * Вот и май пришёл незаметно. Скоро лето по всем подсчётам. Мама…

  • говорить

    Говорить с человеком, которого больше нет, говорить, замедляя шаг и не помня тем, рядом каркнул ворон – чёрный, как этот снег, ночь приходит в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments