Мария Махова (mahavam) wrote,
Мария Махова
mahavam

сегодня

Дорогие, спасибо за сочувствие и советы.
Вчера полоскала рот травой, содой, солью – всем, чем есть.
Читала «отче наш», вспоминала всю свою нищасную жизнь и последние дни и что делала не так. Осознала.

Вот когда нам говорят «береги себя», мы как-то не очень вникаем, о чём это вообще. И как себя сберечь – в шкаф запереть что ли?..
Но сидеть два с половиной часа на педсовете у открытого окна на сквозняке и думать, что тебе ничего за это не будет – это глупое отношение к себе, понятно. Нервничать из-за дебильных таблиц, которые и не сдались никому, глухо выходить из себя, что нужно переделывать в пятый раз заявление на категорию, выбегать за угол, нервно курить под дождём в полупаралитическом припадке «меня никто не понимает, ксероксов не хватает, я ничего не успеваю, дайте я порву своё «личное дело»!..» – это опять же к вопросу об отношении к себе.

Идти под ветром в распахнутой ветровке, остановиться на углу на семи ветрах, дожидаясь автобуса, замёрзнуть, но не двинуться с места, потому что ты в это место врос по самые колени под тяжестью рюкзака с яблоками, что принесли тебе дорогие коллеги – это, знаете ли, тоже к вопросу о бережливости.

Прийти к маме, открыть окно («нет, мама, мне жарко»), отчитать кота ЗА ВСЁ, похвалить маму ЗА ВСЁ, похвалить кота ЗА ВСЁ, выпить холодной воды, вернуться вечером домой, сесть к компьютеру у открытой форточки, замёрзнуть, и через какое-то время почувствовать нарастание боли в зубах, в шее, в голове – тупой такой и беспросветной боли, какой я давно уже не испытывала и, казалось бы, раззнакомилась с ней и не собиралась с ней больше встречаться – вот на тебе, получи. Не собиралась она.

…Боль, гуляя по голове, медленно перетекла в ухо и там затихла. Я засыпала под «Линию жизни» с Шемякиным, закрыв глаза, ярко представляла себе всё, о чём он говорит. Ночью мне снились больные дети на моей старой квартире. Затем больная я на новой. На «скорой» ко мне приехал Олег Городецкий, рассказывал об Айвазовском. Почему об Айвазовском?.. Но я слушала.
Потом доктор уехал и пришёл из Питера Коломенский с новыми стихами. Острил как всегда.
Проснулась я поздно, но ничего, кроме головы, не болело. Жахнула аскофен, полегчало мало, но всё-таки.

Температуры нет. Но тем не менее ноющая боль в зубах и в ухе вернулась, но она терпимая и меньше, чем вчера. Каких хлопнуть таблеток не знаю пока, Городецкий ничего мне про это не прописал. Врачи начнут работать в понедельник – хочу всё-таки продержаться до понедельника. Или выздороветь. Окна закрыла, сижу, закутавшись в какой-то зипун, продолжаю осознавать. Пойду поищу кетанов и диклофенак.

Tags: жизнь в провинции, разное
Subscribe

  • Чёрная роза

    Моя коллега разбила клумбу под окном – живёт на первом этаже. Огорода у неё нет, разводит цветы у дома. Много у неё растёт прекрасного, даже красные…

  • - - - -

    Проснувшись утром и ещё не открывая глаз, подумала: ну вот сегодня относительно свободный день, смогу переделать кучудел, тем более, что на одну кучу…

  • Греция против аттестации

    Сегодня учителя Греции вышли на забастовку против законопроекта об обязательной регулярной аттестации. На работу греки не пошли, пошли бастовать. Это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • Чёрная роза

    Моя коллега разбила клумбу под окном – живёт на первом этаже. Огорода у неё нет, разводит цветы у дома. Много у неё растёт прекрасного, даже красные…

  • - - - -

    Проснувшись утром и ещё не открывая глаз, подумала: ну вот сегодня относительно свободный день, смогу переделать кучудел, тем более, что на одну кучу…

  • Греция против аттестации

    Сегодня учителя Греции вышли на забастовку против законопроекта об обязательной регулярной аттестации. На работу греки не пошли, пошли бастовать. Это…